Jump to content
Disput.Az Forum
Модераторы раздела Acrid, Kappo, MilanEllo, ex.director

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

dunga

Как действительно Каспаров выиграл свою корону

Recommended Posts

http://mediactivist.ru/action/73/322

вот малееенькая выдержка из "опуса"

Антисоветской элите понадобились свои символы, им нужен новый антисоветский шахматный король, король под стать себе. И вот здесь мы выходим на личность Каспарова.

Он родился в Баку в 1963 году и уже в молодости пользовался покровительством Гейдара Алиева. Прежде чем переходить к рассмотрению первого матча 1984 года, необходимо сделать краткий экскурс в биографию Алиева. Дело в том, что без учета фактов его биографии, невозможно понять, какую роль он сыграл в скандальном и крайне политизированном противостоянии Карпов-Каспаров.

В 60-е года Алиев занимал ряд важнейших постов в «силовом блоке» руководства Азербайджанской ССР - в 1964 году заместитель председателя, а в 1967 году - председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров Азербайджанской ССР. С июля 1969 года Алиев - первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана. Когда генеральным секретарем ЦК КПСС становится Андропов, ранее занимавший пост председатель КГБ, в гору резко идет и Алиев, с 1982 года он член Политбюро ЦК КПСС и первый заместитель Председателя Совета Министров СССР. Если учесть, что формальный начальник Алиева, Тихонов уже тогда находился в очень почтенном возрасте, то становится ясно, что де-факто Председателем Совета Министров СССР был в те годы именно Алиев.

Так вот, он создал Каспарову все условия для шахматного роста и очень быстро молодой талант окреп и превратился в одного из сильнейших гроссмейстеров СССР. В отличие от Карпова, подчеркнуто лояльного системе, налёт «диссидентства» чувствовался в поведении Каспарова уже в начале 80-х.

Share this post


Link to post
Share on other sites
И вот наступает 1984 год. Матч Карпов-Каспаров проводится до шести побед, ничьи не учитываются. После девяти партий счет 4:0 в пользу Карпова. Потом последовала долгая серия ничьих, но в 27-й партии вновь победу празднует Карпов, 5:0! Форменный разгром. Каспарову удается размочить счет только в 32-й партии, 5:1.

Share this post


Link to post
Share on other sites

...продолжение

И вот в сентябре 1984 года время для такого разговора настало. Наверное, победы Каспарова на турнирах в Бугойно, Москве и Никшиче, в претендентских матчах, где были последовательно повержены Белявский, Корчной и Смыслов, чересчур вскружили ему голову. Этому способствовала и безудержная лесть окружающих, к которой всегда были неравнодушны и сам Гарик, и его мама. Друзья, а их становилось все больше по мере роста успехов Гарика, на все лады восхваляли его гениальность, уверяли, что он легко обыграет Карпова, которому уже ничто не поможет. Все это заставляет меня предположить, что непосредственно перед началом матча Каспаров переоценивал свои шансы. Но это была переоценка, основанная не на ошибках в расчетах, связанных с учетом сильных и слабых сторон игры противника и своих «плюсов» и «минусов», а на эмоциях, подогретых лестью друзей и неумеренными похвалами иных журналистов. А между тем только точный, глубокий анализ, подобный тому, который проделал Алехин перед матчем с Капабланкой, может дать истинную уверенность в себе. Ложный же оптимизм исчезает быстро — при первой неудаче. Так и случилось в сентябре 1984-го.

Я встретил начало матча в Ессентуках, где отдыхал в санатории. Уже после проигрыша Каспаровым 6-й партии, то есть при счете 0 : 2, ко мне в парке стали подходить бакинцы и с тревогой спрашивать, почему проигрывает Гарик. Я не мог ответить ничего вразумительного, ибо сам не понимал, что происходит. Поражение в 3-й партии еще можно объяснить неудачным дебютным экспериментом, но неудачу в шестой я понять не мог: Гарик умудрился проиграть явно лучшую позицию.

К тому времени, когда я вернулся в Баку из отпуска, он успел проиграть еще две партии — седьмую и девятую, — и Карпов вел уже со счетом 4:0! Не было никаких сомнений в том, что матч уже не спасти.

Едва я вышел на работу (а работал я тогда в Азербайджанском информационном агентстве — Азеринформе), как меня вызвал Гурвич. Личность в своем роде весьма примечательная, даже уникальная. Сорок (!) лет, так долго, как никто другой в тассовской системе, занимал Ефим Григорьевич пост директора Азеринформа. Его служебную карьеру можно было бы назвать: «От Багирова до Багирова». Возглавив агентство еще в сороковых годах при одной из самых грозных фигур сталинского времени — Мир Джафаре Багирове, Гурвич завершил свой трудовой и жизненный путь в 1987 году, когда республикой руководил другой Багиров — Кямран, преемник Гейдара Алиева на посту первого секретаря ЦК КП Азербайджана. Багиров, Мустафаев, Ахундов, Алиев… Сменялись один за другим «хозяева» республики, менялось их окружение, а Гурвич оставался. Он очень напоминал мне Талейрана — и тем, что благополучно пережил пять режимов, и своим умом, хитростью, инстинктом самосохранения, непотопляемостью, умением быть полезным, нужным каждому новому хозяину.

Гурвич всегда интересовался спортом, в частности, шахматами. Частенько просил рассказать о шахматных новостях, спрашивал мое мнение об игре Каспарова, его шансах в том или ином турнире. Убежден, что именно Гурвич, будучи одним из главных советчиков Гейдара Алиева, подал в мае 1979 года своему патрону идею устроить прием в ЦК девятикласснику Каспарову после его победы на крупном международном турнире в Баня-Луке. Идея эта, как и многие другие, была оценена по достоинству (успехи восходящей звезды становились успехами и всей республики, ну и, разумеется, ее руководителя), прием состоялся. Он наделал много шума и положил начало тому покровительству, которое оказывал Каспарову могущественный в ту пору Алиев.

Учитывая постоянный интерес Гурвича к каспаровским делам, я не удивился той быстроте, с которой шеф отреагировал на мое возвращение из отпуска.

— Послушайте, что там происходит с Каспаровым, вы можете объяснить? — без всякого вступления атаковал меня Гурвич.

— Я приехал из Ессентуков, а не из Москвы, Ефим Григорьевич.

— Я догадываюсь, откуда вы приехали. Но мне нужно знать ваше мнение.

Видимо, Гурвича со всех сторон (в том числе и в ЦК, где всегда высоко ценили его информированность) терзали вопросами, требуя как-то объяснить столь ошеломляющий старт матча, и он очень хотел услышать мое суждение — суждение не только журналиста, но и шахматиста, к тому же достаточно хорошо знающего Каспарова. Я объяснил причины неудач (какими они мне виделись), поделился прогнозами, которые, естественно, были неутешительными.

Прошли четыре месяца. Матч неожиданно затянулся. Конечно, Карпов допустил серьезную ошибку, избрав при счете 4:0 пассивную тактику. Непредсказуемо успешный старт сыграл с ним злую шутку. Возник соблазн выиграть с сухим счетом, нанести тем самым глубокую психологическую травму сопернику и надолго, может быть, навсегда избавить себя от опаснейшего конкурента. Если бы Карпов продолжал играть энергично и инициативно, то, безусловно, матч был бы быстро завершен. Свои шесть очков он набрал бы в 18-20 партиях. Правда, при этом, возможно, и Каспаров выиграл бы 1-2 партии. Но Карпова это уже не устраивало — он взял курс на 6:0! В результате чемпион мира упустил возможность использовать состояние «грогги», в котором находился Каспаров, проигравший из девяти первых партий четыре: он был настолько подавлен, что, по рассказам очевидцев, ему стоило больших усилий просто выйти на сцену Колонного зала Дома союзов, чтобы продолжать матч.

Однако проходила партия за партией, Карпов не предпринимал решительных действий, ожидая, очевидно, что противник сам подарит ему недостающие два очка, и Гарик начал понемногу приходить в себя. Последовала длинная серия из 17 ничьих. Каспаров, игравший чрезвычайно осторожно, прямо по ходу матча набирал столь необходимый ему опыт. Правда, после 27-й партии, отлично выигранной Карповым, казалось, что опыт этот, если и понадобится, то не в данном матче. Счет стал 5:0. Карпов имел шансы добиться желанной «сухой» победы в 31-й партии, но Гарик устоял без пешки, а в следующем поединке наконец-то «размочил» счет. Стало ясно, что стратегия Карпова потерпела крах. Надежда на 6:0 рухнула, а инициатива оказалась безвозвратно упущенной, накопилась усталость, и добыть шестое, решающее очко было теперь совсем непросто, ибо требовалось перестроиться на другую игру. Однако, несмотря на победу Каспарова в 32-й партии, сомнений в конечном успехе Карпова ни у кого из специалистов еще не возникало. Показательно в этом смысле интервью с Борисом Спасским, опубликованное приблизительно в первые дни января 1985 года в парижской газете «Монд» под названием «Подлинная война на истощение». В нем помимо некоторых верно подмеченных экс-чемпионом мира особенностей характера претендента дается и неверный прогноз — Спасский выражает уверенность в победе Карпова. Приведу некоторые фрагменты из этого интервью, тем более что в нашей печати оно в то время, кажется, не появлялось.

«...Каспаров многое перекладывает на свою мать, которая и занимается разными вопросами. А поскольку мать Каспарова — человек очень эмоциональный, то и сам Каспаров, мне кажется, пока не в состоянии контролировать все свои эмоции... Никогда нельзя говорить себе «Я — гений». Считаю, что это как раз ошибка, которую совершает Каспаров, поскольку он еще слишком молод. Но жизнь его научит тому, что человек рождается в борьбе. А Карпов это прекрасно знает... То, что Каспаров проигрывает, стало ясно уже после второй партии, которую он имел возможность выиграть. Сведя ее лишь к ничьей, он взял на следующий день тайм-аут. Он израсходовал так много энергии, что нуждался, так сказать, в перезарядке своих батарей. Его нервы сдали, и уже в третьей партии Карпов добился победы. Фактически для претендента это был конец, хотя ведется подлинная, продолжительная война на истощение…»

Спасский ошибался, утверждая, что проигрыш третьей партии был концом для претендента. Концом не стал, как мы убедились, даже проигрыш двадцать седьмой. Но в том, что ведется подлинная война на истощение, экс-чемпион мира был, безусловно, прав.

Я следил за ходом матча из Баку, хотя очень хотелось окунуться в его атмосферу, побывать в Москве. Но о командировке при столь неудачном для Каспарова ходе поединка нечего было и думать. Гурвич после того разговора будто совсем забыл о шахматах, не проявлял, во всяком случае внешне, никакого интереса к тому, что происходило в Москве. Я решил действовать на свой страх и риск. Взял недельку за свой счет и «махнул» в столицу.

Когда я приехал в холодную январскую Москву, Каспаров проигрывал все те же четыре очка (1:5). Лифт быстро поднял меня на шестнадцатый этаж гостиницы «Россия», где размещался штаб претендента. Первым, кого встретил в холле, был мой старый приятель, с которым вместе играли во многих бакинских турнирах, мастер Александр Шакаров — постоянный член каспаровской «команды», один из тренеров, а точнее, помощников Гарика, обладающий удивительной памятью, энциклопедическими теоретическими познаниями и завидной усидчивостью и работоспособностью. Это был, по существу, ходячий архив, услуги которого для Гарика, особенно в ту пору, когда он еще не приобрел компьютерных помощников, были незаменимы. Мягкий, интеллигентный Шакаров был для Каспарова надежным другом и советчиком, на редкость добросовестно относившимся к выполнению своих обязанностей. Он мог часами и днями рыться в своей картотеке в поисках нужных сведений, не выходя из гостиничного номера. Но даже я, хорошо знавший характер Шакарова (Шурика, как я всегда его называл), удивился, когда он сказал, что вот уже четыре месяца практически не выходит из гостиницы.

— Как, почему? — удивился я. — Эдак ведь можно и с ума сойти. Затворника из «Альтоны» нам показал в свое время на экране Максимиллиан Шелл, а ты теперь затворника из «России» играть вздумал?

— А куда мне ходить? — спокойно возразил Шакаров. — Я и на партиях не бываю. У меня работы здесь хватает. Даже спуститься вниз в ресторан нет желания. Предпочитаю перекусить в номере. Иногда выхожу на полчасика погулять около гостиницы — вот и довольно. Ты же знаешь меня. Я — домосед, да и лентяй к тому же. (Он — настоящий труженик, способный заниматься шахматами по 12 часов день, и в самом деле был одновременно большим лентяем во всем остальном.)

После разговора с Шуриком я зашел наконец в номер, который занимали Гарик с мамой. Гарик еще спал. Клара Шагеновна (родственники и друзья в Баку, уж не знаю почему, называли ее Аидой, и я с первых лет давнего знакомства следовал их примеру), пригласив меня в смежную со спальней гостиную, предложила пока поговорить без него. И стала рассказывать о перипетиях этого невиданного шахматного марафона. Я молча слушал, думая о том, сколь сильны ее переживания. Конечно, требовалась большая сила воли, чтобы не только самой сохранить выдержку после столь тяжелого потрясения, каким стал матч, но и ежедневно, ежечасно вселять бодрость в сына, даже в лучшие времена не отличавшегося хладнокровием, всегда излишне эмоционального и легко возбудимого.

Из спальни донесся шорох. Гарик проснулся. Пробуждение было тяжелым. Я услышал стоны, потом крики: «Мама, мама!» Прошло столько лет, а до сих пор у меня в ушах эти жалобные стоны — отзвуки тех страшных нервных перегрузок, которые выпали на долю этого юноши. Видимо, он не мог сразу прийти в себя от мрачных сновидений.

Признаюсь, увиденное, вернее услышанное, произвело на меня тягостное впечатление. Разговор наш с Аидой прервался, она поспешила к сыну. Через минут 20-30 он появился в гостиной, уже одетый. Мы обменялись двумя-тремя шутками, словно начинался обычный день обычного тренировочного сбора в Загульбе — любимом всеми нами живописном пригороде Баку, где Гарик в последние годы готовился к соревнованиям и куда я иногда наезжал.

Продолжение следует.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ocher1.jpg

Первый матч Карпова с Каспаровым вызвал невероятный ажиотаж

Share this post


Link to post
Share on other sites

...продолжение

И вот теперь парапсихолог Дадашев совсем неожиданно для меня оказался как-то связанным с матчем Карпов — Каспаров. Подробности я узнал спустя три года от самого Тофика, когда завязалось наше с ним близкое знакомство. Я спросил, какова же все-таки была его роль в единоборстве двух «К»?

— Она не была ролью прорицателя или провидца, — ответил он, — хотя мне и удалось абсолютно точно предсказать исход всех ключевых партий. Моя задача была иной — вернуть Каспарову утраченную уверенность в своих силах, помочь побыстрее оправиться от нокдауна, в котором он оказался — ведь вот-вот рефери мог произнести роковое «аут» после шестой победы Карпова, и все было бы кончено. Я использую боксерскую терминологию потому, что очень люблю этот вид спорта, когда-то в юности занимался им и даже, как говорил мой тренер Надир Аббасов, подавал кое-какие надежды. Но вернемся к шахматам. Итак, в тот момент, когда я начал помогать Каспарову, его положение было критическим — он проигрывал со счетом 0:5. Нужно было действовать. Действую я с помощью психической энергии, но дабы помощь была эффективной, надо, чтобы у меня естественным образом возникло желание помочь человеку, сделать ему добро. Если такого желания нет — я бессилен.

— Значит, Каспарову вы хотели помочь?

— Да, хотя меня еще и очень настойчиво просили об этом в ЦК Компартии Азербайджана. Но главное — просьба эта совпадала с моим собственным желанием. Я сочувствовал ему как своему земляку, попавшему в трудное, катастрофическое положение, да еще играющему на «чужом» поле. К тому же на стороне соперника опыт, помощь известных гроссмейстеров. Ну как не попытаться уравновесить чашу весов! Хочу сделать одну оговорку. Всегда напоминал Каспарову: какой бы ни была моя помощь, играть и выигрывать он будет сам. Я приходил в зал, садился поближе к сцене. Появлялся Каспаров, мы обменивались взглядами, создавался нужный ему благоприятный психологический фон. И он начинал играть. На Карпова никакого воздействия я не оказывал, не пытался отрицательно повлиять на его игру, хотя и возникали такие слухи. Мое внимание было полностью сосредоточено на Каспарове. И отдадим ему должное, в исключительно тяжелой матчевой ситуации он показал себя настоящим бойцом, сделал невозможное — почти настиг соперника... Но, как известно, матч был прерван. И между прочим, я предсказал Каспарову, что поединок доигран не будет — его прервут.

— Дуэт Каспаров — Дадашев действовал не только в этом безлимитном матче?

— И в двух последующих. В матче 1985 года, принесшем Гарри титул чемпиона мира, и в матче-реванше, точнее, в его решающий момент, возникший после 19-й партии, когда Карпов, одержав подряд три победы, сравнял счет и судьба решенного было матча стала совершенно неясной. Меня срочно вызвали в Ленинград. Я прилетел и сумел успокоить сильно нервничавшего Каспарова. Увидев, что уверенность вернулась к нему, я незадолго до начала 22-й партии, которой суждено было решить исход матча, сказал: «Эту партию ты выиграешь!» Так и случилось. В тот вечер, когда Гарри, записав выигрывающий ход конем в этом поединке, вернулся в особняк на Каменном острове, он подарил мне свою фотографию, на которой написал: «Тофику Гасановичу Дадашеву на память о великом переломе — 22-й партии матча-реванша. С глубокой благодарностью за неоценимую моральную поддержку. Каспаров. Ленинград. 3 октября 1986 года».

Share this post


Link to post
Share on other sites

kasparov-futball.jpg

На сборах в Загульбе (1983 год). Справа — автор статьи

Share this post


Link to post
Share on other sites

спасибо Сархан, я так и думал что ему из зала помогали а не мешали Карпову.

Share this post


Link to post
Share on other sites

вообще очень интересно ...

Share this post


Link to post
Share on other sites
вообще очень интересно ...

Share this post


Link to post
Share on other sites

aga:)

Меня срочно вызвали в Ленинград. Я прилетел и сумел успокоить сильно нервничавшего Каспарова. Увидев, что уверенность вернулась к нему, я незадолго до начала 22-й партии, которой суждено было решить исход матча, сказал: «Эту партию ты выиграешь!» Так и случилось. В тот вечер, когда Гарри, записав выигрывающий ход конем в этом поединке, вернулся в особняк на Каменном острове, он подарил мне свою фотографию, на которой написал: «Тофику Гасановичу Дадашеву на память о великом переломе — 22-й партии матча-реванша. С глубокой благодарностью за неоценимую моральную поддержку. Каспаров. Ленинград. 3 октября 1986 года».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Весьма интересный опус, но остались тёмные пятна в этой истории...

Но, как известно, матч был прерван

Share this post


Link to post
Share on other sites
aga:)
Меня срочно вызвали в Ленинград. Я прилетел и сумел успокоить сильно нервничавшего Каспарова. Увидев, что уверенность вернулась к нему, я незадолго до начала 22-й партии, которой суждено было решить исход матча, сказал: «Эту партию ты выиграешь!» Так и случилось. В тот вечер, когда Гарри, записав выигрывающий ход конем в этом поединке, вернулся в особняк на Каменном острове, он подарил мне свою фотографию, на которой написал: «Тофику Гасановичу Дадашеву на память о великом переломе — 22-й партии матча-реванша. С глубокой благодарностью за неоценимую моральную поддержку. Каспаров. Ленинград. 3 октября 1986 года».

промыли мозги Каспарову так что он сделал ход конём :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Так я и думал, что в конце концов всё сведётся к парапсихологу Дадашеву :) Пару лет назад, я в какой-то нашей местной газете, уже читал об этом. Там так же говорилось, что затем Дадашев содействовал победам русских в тех или иных видах спорта на Олимпиадах. А на Олимпиаде в Пекине, он вроде должен сотрудничать с нашими спортсменами.

Share this post


Link to post
Share on other sites

из всех книг о матче мне больше всего по душе

Арканов, А.М.; Зерчанинов, Ю.Л. Сюжет с немыслимым прогнозом: Белая и черная шахматная книга

Издательство: М.: Физкультура и спорт; 1988 г.

почитайте - не пожалеете!

там все расписано - и кто, и как! :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сегодня будут новые материалы про корону Каспарова и как он ее завоевывал.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Сегодня будут новые материалы про корону Каспарова и как он ее завоевывал.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Валерий АСРИЯН: ДЕТЕКТИВ НА КАМЕННОМ ОСТРОВЕ

Настал сентябрь 1985 года — время нового матча Каспарова и Карпова, который был назначен взамен прерванного в феврале безлимитного поединка. Взяв отпуск, я собрался поехать в Москву, не рассчитывая на командировку, но мои планы сорвала болезнь. На матче, принесшим Гарику звание чемпиона мира, побывать так и не удалось. Следил за ходом второй схватки титанов из Баку, волновался и переживал за своего земляка, особенно в день решающей — 24-й партии. Наутро после победы позвонил из редакции в Москву, поздравил Гарика с чемпионским титулом. Мечта сбылась! Потом была торжественная встреча в Бакинском аэропорту — цветы, поздравления, подарки… Я тоже счел нужным как-то отметить столь выдающееся достижение Каспарова. Была у меня книга, которой я очень дорожил, — дневник Наполеона (один из томов его воспоминаний, написанных, вернее, продиктованных им на острове Святой Елены). Я с детства очень люблю историю, и, прочитав в школьные годы «Наполеона» Тарле, стал собирать литературу, посвященную великому корсиканцу. Но знал, что и Гарик любит историю, и он, прочитав в детстве прекрасную книгу Тарле, увлекся Наполеоном. И как ни жаль мне было расставаться с редкой книгой, изданной еще в довоенные годы, решил все же презентовать ее Гарику — лучшего подарка для него придумать не мог. Взяв книгу, которую я сопроводил дарственной надписью (целиком ее уже не помню, но последняя фраза содержала примерно такое пожелание — «пусть всегда светит тебе солнце Аустерлица»), отправился к Каспаровым.

Несмотря на полученную по указанию Гейдара Алиева (перед самым его отъездом в Москву в конце 1982 года) новую квартиру в престижном, элитном доме, Гарик вместе с мамой продолжал жить у бабушки. Наверное, так было привычнее и удобнее. Эта небольшая уютная трехкомнатная квартира на бельэтаже, выходящая на Ереванский проспект, стала едва ли не главной достопримечательностью Арменикенда — района Баку, где жили Каспаровы. А назывался он так потому, что заселяли его когда-то в подавляющем большинстве армяне. С годами демография района понемногу менялась, а сейчас, после трагических событий конца 80-х годов, я думаю, в Арменикенде и вовсе не найдется ни одного армянина. Но в середине 80-х, о которых идет речь, казалось бы, еще ничто не предвещало столь мрачной перспективы.

Популярность Гарика была огромной, после его побед почтальон приносил кипы телеграмм, некоторые отправители которых, не зная точного адреса, писали: Баку, Арменикенд, Каспарову.

Семья Каспаровых вселилась в этот известный почти всем бакинцам дом №3 на Ереванском проспекте за пять лет до рождения Гарика — в 1958 году и прожила в нем 32 года. Дед Гарика — Шаген Мосесович Каспаров — был нефтяником, многие годы работал главным инженером морского нефтепромысла. Он умер в 1981 году, к сожалению, не дождался того дня, когда внук станет чемпионом мира. Мне с ним, по существу, так и не довелось познакомиться. Зато с бабушкой Гарика — Сусанной Багдасаровной — мы со временем сдружились. Была она образованным человеком — окончила в Москве финансовый институт, но по специальности работала мало (в 30-х годах в Госбанке), посвятив себя воспитанию сперва дочерей, потом внучат. Мне нравились ее спокойствие, рассудительность, стремление как-то по-философски осмысливать жизнь со всеми ее зигзагами. Была она со мной неизменно приветлива, и зная, что после смерти мамы я живу один, веду холостяцкий образ жизни, всегда интересовалась, как я управляюсь с бытом, слежу ли за питанием. Провожая меня после очередного моего визита, норовила засунуть в карман какой-нибудь сверток. Придя домой, я обнаруживал в нем баночку джема, варенья или сока. Конечно, такая заботливость меня трогала.

Я отвечал Сусанне Багдасаровне такой же искренней симпатией, регулярно звонил, справлялся о здоровье (она часто болела), старался успокоить, если у Гарика случались неудачи.

Другую бабушку Гарика (по отцовской линии — мать покойного Кима Вайнштейна) я видел всего один раз. Было это в доме у Каспаровых, куда она пришла поздравить внука с победой над Корчным после возвращения Гарика из Лондона. Произвела она на меня хорошее впечатление своей интеллигентностью, а когда ей представили меня, сказала несколько лестных слов по поводу моих статей о Каспарове.

Отец Гарика — Ким Вайнштейн — умер в начале 1971 года, когда сыну не исполнилось и восьми лет. Умер очень молодым от тяжелой болезни. Много лет спустя я вдруг выяснил, что работал вместе с Кимом в СКБ (Специальное конструкторское бюро) «Нефтехимприбор». Это было в 1967-1968 годах, вскоре после окончания мной Азербайджанского политехнического института. Я знал, что в СКБ работали два Вайнштейна. Один из них частенько заглядывал в нашу лабораторию — вместе с руководителем моей группы Виталием Теллером они писали стихи для Бакинской команды КВН. Его я помнил хорошо, а вот второго Вайнштейна — очень смутно, просто потому, что не приходилось близко сталкиваться. Но именно он и оказался тем самым Кимом — отцом Гарика. Правда, будущей знаменитости было тогда всего пять лет, и я, например, и не подозревал о его существовании. А шахматы, между прочим, в СКБ очень любили — не меньше, чем КВН. У нас была не только лучшая в Баку команда «кавээнщиков», но и сильнейшая шахматная сборная, не имеющая равных среди коллективов предприятий и организаций. Так что не удивительно, что Ким Вайнштейн любил шахматы (он ведь работал в СКБ!) и передал эту любовь сыну.

Share this post


Link to post
Share on other sites

kas-karp.jpg

Встреча Гарри Каспарова и Анатолия Карпова в "Парк Лейн отеле"

Лондон, 1986 год

Share this post


Link to post
Share on other sites

ИСТОРИЯ ОДНОГО ФОТО - Начинаем новую серию...

P.S. Optimist - этого у тебя вроде не должно быть

Share this post


Link to post
Share on other sites

Евгений ГИК

ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА МЕЖДУ ИНТЕРВЬЮ

Две встречи с Гарри КАСПАРОВЫМ.

Осенью 1980-го я отправился в Баку на международную конференцию по кибернетике. Председательствовал на ней «чемпион мира» по экономике, лауреат Нобелевской премии Леонид Канторович. Забот предстояло немало: лекции, семинары, научные беседы. Но легко представить состояние человека, пишущего о шахматах и попавшего в город, где проживает восходящая шахматная звезда. Идея о встрече с 17-летним Каспаровым родилась сама собой.

Мне повезло: буквально накануне Гарри вернулся из Дортмунда, где завоевал звание чемпиона мира среди юношей, и через два дня в обществе «Знание» уже выступал перед поклонниками шахмат, своими многочисленными болельщиками. Сюда и привела меня мама юного гроссмейстера Клара Шагеновна. А позднее, когда вечер закончился, она пригласила меня домой на их бакинскую квартиру. За истекшие годы Каспаров дал не одну сотню интервью. И все же, уверен, и та давняя беседа будет любопытна читателям. В жизни замечательных людей не бывает неинтересных, скучных страниц! Тем большее значение имеет пора, когда закладывается фундамент будущих достижений, формируется характер творческой личности.

БАКУ. 26 СЕНТЯБРЯ 1980 ГОДА

— Гарри, расскажите про свои любимые книги (в моем списке этот вопрос значился где-то в середине, но я взглянул на книжные полки в его комнате, и он вырвался у меня сам собой).

— Ну и задачу вы мне задали. Вот видите, стоят двести томов «Библиотеки всемирной литературы». Большую часть из них можно перечитывать до самой пенсии. Не случайно столь печальный вид приняли суперобложки многих книг.

— Может быть, назовете хотя бы излюбленные жанры.

— Первое место, безусловно, занимают исторические романы. Если желаете, перечислю эпохи, особенно волнующие меня: история Рима, Цезарь, древняя история, средневековье, рубеж ХIХ и ХХ веков, франко-прусская война, объединение Германии, Первая и Вторая мировые войны... Вам не скучно?

— Нет, отчего же. Но, наверное, стоит привести несколько конкретных названий...

— Помню, как отец читал мне вслух «Подвиг Магеллана». Когда я в достаточной степени овладел азбукой, перечитал Цвейга сам. А одной из моих первых книг, как ни странно, оказался «Наполеон» Тарле. Пора, кстати, перечитать и ее. В свое время сильное впечатление произвел на меня «Успех» Фейхтвангера. И, конечно, не только своим названием, хотя, садясь за доску, я всегда надеюсь на успех. Вслед за этим романом я проглотил и все собрание сочинений великого немецкого писателя. К числу дорогих мне книг я бы отнес и «Историю французской революции» князя Кропоткина. Среди любимых писателей также Джек Лондон и Эрнест Хемингуэй. «Старик и море» я прочитал в тринадцать лет. Рассказ так потряс меня, что я поглощал его раз за разом и никак не мог вернуться в состояние равновесия. Человек борется с природой, океаном, а мне все казалось, будто идет смертельное сражение за шахматной доской. И только позднее, когда ко мне попала другая великая книга Хемингуэя «По ком звонит колокол», я избавился от навязчивой идеи.

— В отрочестве часто увлекаются фантастикой, детективами, — попытался я перевести беседу на более легкую волну.

— И я не был исключением. Но, признаюсь, после шестого класса несколько поостыл к фантастическим романам. А детективы никогда не увлекали меня. Не знаю почему, может быть, оттого, что детективных сюжетов хватает мне в шахматных партиях... С приключенческим жанром связана у меня одна не очень веселая история. Помню, на турнире в Минске, где я стал мастером, во время какой-то партии я заторопился в гостиницу — меня ждал неоконченный «Граф Монте-Кристо». Тут же последовал обидный зевок, и партия быстро закончилась, причем не так благополучно, как эндшпиль в романе Дюма.

— Не раз доводилось слышать: поэзия — вот истинный конек юного гроссмейстера из Баку. Расскажите о ваших поэтических пристрастиях.

— Лучше я почитаю свои любимые стихи. «Поэт в России — больше, чем поэт. В ней суждено поэтами рождаться лишь тем, в ком бродит гордый дух гражданства, кому уюта нет, покоя нет...» Надеюсь, вы догадались — это из пролога к поэме Евгения Евтушенко «Братская ГЭС». Если бы ваш список вопросов был покороче, я бы прочитал вам ее наизусть от начала до конца. Крепко запала в память и другая поэма Евтушенко — «Казанский университет». О его лирических стихотворениях я уже не говорю.

В «Молитве перед поэмой», которую вы начали декламировать, автор обращается за «помощью» к великим русским поэтам — Пушкину, Лермонтову, Некрасову, Пастернаку, Есенину, Маяковскому. Хорошо ли вы знакомы с русской классикой?

— У меня есть немало поэтических альманахов и книг, в которых представлены выдающиеся поэты разных веков. И я проштудировал эти сборники так же основательно, как и свежие выпуски «Шахматного Информатора».

— Гарри, почему писатели могут тесно общаться между собой, даже болеть друг за друга, а вот дружеские визиты одного гроссмейстера к другому все чаще становятся исключением?

— Вот вы написали хороший рассказ, и прочесть его для всех будет удовольствие. Удачный же ход шахматиста, особенно его матовая атака, вряд ли доставят радость партнеру. Здесь и ищите корень зла. Увы, конкуренция за шахматной доской порой отражается и на человеческих отношениях. Ничего не поделаешь — гроссмейстеры прежде всего соперники, часто непримиримые. Борьба есть борьба, и различные конфликты неизбежны. Тем более, если речь касается сильнейших игроков. Все они сосредоточены на узком пятачке, и интересы волей-неволей сталкиваются.

— Верите ли вы, что когда-нибудь сразитесь в матче за шахматную корону с Анатолием Карповым, — в матче, которого ждет мир? (Большинство шахматных вопросов я удалил из интервью — уж слишком много воды утекло с тех пор. Но этот вопрос, хотя и выглядит теперь наивно, решил оставить...)

— Увы, такая возможность лежит за пределами моего предвидения. О чем сильно мечтаешь, редко сбывается. Посмотрим, как пойдут дела, как сложатся обстоятельства. Слишком много барьеров еще надо преодолеть, к тому же моя игра зависит от массы причин — от формы, настроения, погоды. Вот годика через два, если в межзональном все сложится удачно, можно будет вернуться к этому вопросу.

— Вы почти перестали проигрывать. Не осталось никаких изъянов в игре?

— К сожалению, недостатков пока хватает.

— Каковы же они?

— Давайте, я сначала избавлюсь от них, а уж потом назову!

— Гарри, в чем секрет вашего таланта?

— Боюсь, что здесь я не смогу удовлетворить вашу любознательность. Не сочтите это за самонадеянность или, наоборот, за ложную скромность, но порой мне кажется, что ходы, которые я делаю на доске, довольно естественны и их может сделать любой мастер. Нет, определенно не берусь объяснить способности, которые мне достались.

— Но какие-то элементы можно попытаться выделить, например, память?

— Память моя обладает свойством магнитной ленты — все ненужное быстро стирается. Довольно редко подводит меня интуиция, на нее можно положиться. Почти не зеваю, стараюсь не попадать в цейтнот, далеко считаю варианты.

— Этими качествами обладают и другие шахматисты, — я рисковал показаться чрезмерно настойчивым. — Но вы удивительно быстро пошли вверх...

— Я много трудился.

— А ваши энциклопедические познания — когда и как вы успели их обрести?

— Я много трудился.

...Беседа утомила нас обоих. Пора было переключаться на вопросы, не требующие большой сосредоточенности, список еще не был исчерпан.

— Гарри, я вчера прогуливался по бульвару, любовался Каспием и обратил внимание — на лавочках многие играют в нарды и домино, а в шахматы почти никто…

— А вы пройдитесь по нашему более интеллектуальному парку, здесь, в Арменикенде. В хорошую погоду, — а она у нас в Баку почти всегда отменная — сотни людей, и молодых, и старых, целыми днями не отходят от шахматной доски. Не найдете ни одной свободной скамейки! В детстве я и сам не раз сбегал сюда с уроков. В этом парке состоялись мои первые шахматные бои со взрослыми.

— Как вы думаете, могли бы ваши способности проявиться в иной области?

— Не очень задумывался об этом. Может быть, в точных науках? В младших классах я увлекался математикой, особенно булевой алгеброй. Но всегда ощущал тягу к искусству, и, если учесть природную интуицию, то шахматы, пожалуй, самый удачный выбор.

— Мы уже беседовали о литературе. Давайте завершим культурную тему. Театр, музыка, танцы... Ничего, что сразу все в одном вопросе?

— Ну и ответ будет общий. У себя дома стараюсь не пропускать ни одной театральной премьеры. Даму веду не столь уверенно, как мой шахматный наставник Ботвинник — в свое время он танцевал с самой Улановой. Что касается музыки, то предпочитаю легкий жанр, ритмичные мелодии всегда служат фоном моих занятий. Под такой аккомпанемент мне в голову иногда приходят ценные шахматные идеи.

— Гарри, ходят слухи, что вы...

— «Ходят слухи тут и там, а беззубые старухи их разносят по умам», — пропел гроссмейстер хорошо поставленным голосом.

— Вы любите Высоцкого? — воспользовался я его подсказкой.

— Когда я узнал о его смерти, долго не мог прийти в себя. Я готов ставить Высоцкого круглые сутки, десятки его песен знаю наизусть.

— Гарри, в ваши планы не входит перебраться в Москву?

— Мне и здесь хорошо. Такая, знаете ли, консервативная психология...

(К великому сожалению, тут в наше давнее интервью приходится внести существенное и горькое дополнение. Как известно, конфликт, возникший между Азербайджаном и Арменией, трагические события, произошедшие в 1990 году в Баку, привели Каспарова к драматическому, но вынужденному решению. Вместе со всеми родственниками он покинул город, в котором прошли его детство и юность, к которому прикипел всей душой, и переехал в Москву. Так печально закончился для него бакинский этап жизни. «Такого города больше нет, — ответил Каспаров, когда его позднее спросили про Баку. — Город — это не камни, а атмосфера и люди, которые там родились».)

Я заглянул в свои записи и сказал:

— Вы будете удивлены, но все мои вопросы почему-то кончились, список полностью исчерпан.

— Почему-то? Но мы беседуем уже три часа, если не считать то время, что вы настраивали свой магнитофон!

И правда, кнопка щелкнула, и вторая кассета оказалась записанной с обеих сторон.

Беседа завершилась, а вместе с ней и мой визит к Каспаровым. Я упаковал свою технику в портфель, расправился с последней гроздью винограда, обменялся прощальными фразами с Кларой Шагеновной и вышел на улицу.

Уже темнело, и Гарри вызвался проводить меня до остановки автобуса. Мы шли по улице, и, поглядывая на своего спутника, я не мог не обратить внимание на его спортивную подтянутость, легкую упругую походку. Недаром плавание, бег и футбол занимали в распорядке дня будущего чемпиона почти столько же времени, сколько и шахматы. А на турнике Гарри мог подтянуться раз двадцать, и вряд ли кто-нибудь из гроссмейстеров составил бы ему конкуренцию в этом состязании.

— Вы в самом деле безо всякой подготовки пробегаете «сотку» за 11 секунд? — спросил я у Гарри, когда мы приблизились к остановке. Как бывший спринтер, я знал, что это серьезный результат, близкий к первому разряду.

— Пожалуйста. Можем попробовать хоть сейчас.

Но в одной руке я держал портфель с магнитофоном и потому счел, что от участия в забеге разумнее отказаться.

Подъехал автобус, мы попрощались, и скоро я был у себя в номере. Не терпелось проверить, как получилась запись. Качество оказалось идеальным. Я убрал магнитофон вместе с кассетами в чемодан и начал готовиться к завтрашнему докладу. Через несколько дней конференция завершилась, подошла к концу и моя командировка в Баку…

Share this post


Link to post
Share on other sites

KASPA-03.jpg

Продолжение следует

Share this post


Link to post
Share on other sites

все равно Теймур его натянул, за все его высказывания про баку и азербайджанцев

Share this post


Link to post
Share on other sites
ИСТОРИЯ ОДНОГО ФОТО - Начинаем новую серию...

P.S. Optimist - этого у тебя вроде не должно быть

Share this post


Link to post
Share on other sites
все равно Теймур его натянул, за все его высказывания про баку и азербайджанцев

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дима - ты хоть сам то понял, что ты написал? :D

Сегодня будет ВТОРАЯ ВСТРЕЧА

Share this post


Link to post
Share on other sites

мне Тима сам так сказал что точно не помню на каком этапе встречи но Каспаров сделай необдуманный ход и потом как он мне сказал он это реализовал.

я так точно помню, дословно не могу сказать так как было 4 года назад

хотя может я чего не понял но вроде суть то правильная

а что не так? я говорю про партия которая состоялась несколько лет назад.

Share this post


Link to post
Share on other sites

...продолжение

На юбилее «Эха Москвы», где собралась почти вся творческая интеллигенция столицы, я подошел к Гарри Каспарову, «напомнил» о его собственном юбилее — 9 ноября исполнялось 20 лет, как Каспаров впервые стал чемпионом мира, — и пригласил на страницы «МК». Гарри ответил, что не может отказать такой популярной газете, но, учитывая, что в данный момент у него произошло «раздвоение личности» — на шахматиста и политика, намекнул, что хотел бы затронуть обе эти сферы (правда, в жизни Каспарова они не раз пересекались). Чтобы не выглядеть дилетантом, я обратился за помощью к своему коллеге Михаилу Ростовскому, который разбирается в политике чуть лучше, чем в шахматах.

На интервью к Каспарову в его офис на Чистых прудах мы отправились вдвоем. Форма общения была довольно необычная: задавали вопросы, то есть делали свои ходы, мы по очереди, а можно сказать иначе: Гарри устроил нам сеанс одновременного интервью. К всеобщему удовольствию, обе партии закончилось вничью. Предлагаю вашему вниманию «шахматную партию».

МОСКВА. 21 ОКТЯБРЯ 2005 ГОДА

— Гарри, так совпало, что мы беседуем с вами в день похорон Александра Яковлева — человека, сыгравшего в вашей жизни огромную роль. Действительно ли, если бы не его своевременное вмешательство, вас могли дисквалифицировать перед стартом второго матча с Карповым, того самого, в котором вы завоевали корону?

— Наше знакомство с Александром Николаевичем состоялось двадцать лет назад, когда матчи на первенство мира еще находились под контролем ЦК КПСС, особенно этот контроль усилился в связи со скандалами, сопровождавшими наш первый, безлимитный матч в Колонном Зале. Хотя Брежнева уже не было, его знаменитое обращение к Карпову «взял корону, так держи ее» по-прежнему воспринималось как прямое указание — шахматный трон должен занимать «свой» человек. В самом деле, вынашивались планы моей дисквалификации, и, честно говоря, они были близки к реализации. Тем более что повод подвернулся вполне подходящий — мое интервью журналу «Шпигель». Хотя в нем я лишь робко намекнул о нарушении моих прав в первом матче, ставить под сомнение действия любой инстанции по-прежнему означало покуситься на основы со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Но тут в ЦК появился новый начальник отдела агитации и пропаганды Александр Яковлев, и ситуация начала меняться. Незадолго до повторного матча меня вытащили со сборов, — я прилетел на заседание шахматной федерации, где мне должны были объявить «приговор». Но неожиданно пар ушел в свисток — меня немного пожурили и отпустили «на свободу». А вскоре я понял, в чем тут дело: казавшийся невероятным финал, хэппи-энд был связан с переменами в идеологическом управлении ЦК КПСС.

За несколько недель до старта я отправился в ЦК к Александру Николаевичу, чтобы выяснить свои перспективы, все еще смутные. Я привык, что в этой организации, как бы сказать помягче, все на одно лицо, все говорят одним и тем же казенным языком, и не испытывал особого оптимизма. И вдруг вижу: в кабинете начальника отдела агитации и пропаганды, где раньше меня принимал Стукалин, о котором сейчас лучше умолчать, сидит приятный человек и смотрит на меня с легкой иронией. Я принес какой-то очередной документ, в которых поднаторел, — сетовал в нем на дискриминацию, отсутствие паритета и т. д. Александр Николаевич взял его, внимательно прочитал, потом сунул куда-то в ящик и произнес слова, ставшие для меня шоком: «Молодой человек, вы сильно злоупотребляете прилагательными». Мы посмотрели друг на друга и рассмеялись. Я понял, что этот человек думает совсем иначе, он в состоянии нормально реагировать на любую жизненную коллизию. Одним словом, луч света в темном царстве. Вернувшись домой, я сказал маме: «Мама, мне, кажется, разрешили выиграть матч у Карпова».

Лишь спустя много лет Александр Николаевич признался мне, что написал докладную записку в секретариат ЦК о том, что судьба матча должна решаться не в партийных кабинетах, а за шахматной доской. Тем паче, что играют два советских шахматиста. Окончательное решение принимал Горбачев, который поддержал Яковлева. Позднее мой спаситель рассказал об этом в своей книге «Сумерки».

— Отступим на полгода назад, когда при счете 5:3 в пользу Карпова был прерван ваш первый матч и назначен второй. У большинства шахматистов не вызывало сомнений, почему Кампоманес остановил игру. Но есть люди, в том числе ваш исторический соперник, которые, ссылаясь на покойного Алиева и какие-то архивы ЦК, считают, что это было сделано в ваших интересах.

— Очевидно, вопрос решался не на уровне Кампоманеса или Севастьянова (тогдашние президенты ФИДЕ и Шахматной федерации СССР — Е.Г.). Кампоманес находился под определенным давлением людей, требовавших прекратить этот марафон. Но делалось это безусловно ради Карпова, поскольку я на процесс никак влиять не мог. Если речь идет о вмешательстве Алиева, то полагаю, единственное, чего он добился, — сорвал главную задумку организаторов переноса матча, согласно которой второй раунд должен был начаться со счета 2:0 в пользу моего соперника. Начинать лимитный матч с такого счета, давая еще и ничью вперед, было бы самоубийством, и я бы никогда на это не согласился. Присутствовавшие на пресс-конференции в гостинице «Спорт» помнят, как Карпов бросил Кампоманесу: «Вы не то сделали, господин президент!» Именно назначение второго матча с форой было ключевым, но Кампоманес так и не решился пойти на это. Именно в этом, скорее всего, проявилось влияние Алиева. На эту тему можно долго говорить, но есть одно обстоятельство, которое ставит все точки над «i»: когда нам выдали окончательный текст решения о прекращении матча, Карпов подписал его, а я нет. И Кампоманес произнес историческую фразу, попавшую во все документы: «Карпов согласился, Каспаров подчинился».

— Но Карпов утверждает, что его подставили.

— Если кто-то и подставил, то его собственное окружение, ближайшие сподвижники. Хорошо помню, как Севастьянов убеждал Карпова: «Толя, подпиши, это хорошая бумага». Если бы Карпов не хотел — вы что, смеетесь, при счете 5:3 прекращать матч! — он бы никогда этого не сделал. В тот момент он исходил из того, что до следующего матча есть время, а значит, и много разных не шахматных ходов, как со мной расправиться.

Кстати, только что я завершил очередной, 5-й том «Моих великих предшественников», посвященный Корчному и Карпову. В нем, естественно, содержится подробный рассказ об их матчах в Багио и Мерано, партии которых я тщательно проанализировал с двух сторон. Так вот, у меня сложилось впечатление, что на Карпова и его лагерь на финише нашего первого поединка давил призрак Багио — не дай бог, что-нибудь случится. Ведь там было 5:2, а стало 5:5. Поэтому Карпов понял, что необходимо во чтобы то ни стало прекратить это испытание — опять пошла полоса проколов, и это жутко нервировало его. После двух поражений подряд (счет 5:1 вмиг превратился в 5:3) ему психологически было невероятно тяжело, если вообще возможно играть. Принятое решение об остановке поединка логически вытекало из его предыдущего опыта.

— 9 ноября — у вас крупный юбилей. В этот день 20 лет назад в Зале им.Чайковского вы выиграли последнюю, 24-ю партию второго матча у Карпова и завоевали шахматную корону. Как вы не раз признавались, это был самый счастливый день в вашей жизни. Но в этот же юбилейный год вы объявили о завершении шахматной карьеры. Какие мысли посещают вас в эти дни — радостные или печальные?

— Юбилей — всегда радостное событие. Как раз сейчас я работаю над 6-м томом «Моих великих предшественников» — «Дебютная революция 70-80 годов» и уже над 7-м — «Все матчи с Карповым». Строго говоря, эти матчи немного выходят за рамки задуманного. Но чтобы полностью осветить развитие шахматной мысли и проследить процесс превращения игры из полумистической, полупрофессиональной в предыдущие века в современные шахматы, необходимо изучить и пять наших поединков. Любопытно, что первая партия седьмого тома, основательно проанализированная, — как раз та самая 24-я, сыгранная 9 ноября 1985-го. Двадцать лет промелькнуло, а я подсознательно все еще возвращаюсь к ней. С помощью мощных компьютеров пытаюсь до конца разобраться, что в ней произошло.

Что касается праздника, то, конечно, какая-то грусть примешивается. Шахматная карьера подошла к концу. Может быть, это не совсем точное слово, ведь решение принято сознательно. Но если бы я не принял его, то как минимум нелегко было бы завершить этот фундаментальный шахматно-исторический труд.

Да, 9 ноября меня будут обуревать разные чувства. До сих пор не знаю, как отмечу этот день. Наверно, последую совету мамы и отпраздную в узком дружеском кругу. Потому что это не только мой праздник, но и ее. Это была победа всех, кто мне помогал, и в первую очередь мамы.

— Матчи с Карповым — неисчерпаемая тема. Давайте теперь, Гарри, перенесемся на двадцать лет вперед, в наши дни. Одна из причин вашего ухода — активное нежелание Крамника вновь встретиться с вами. Но не повлияет ли на вас в «лучшую сторону» изменение обстановки в шахматном мире? Ведь Топалов признался, что, наоборот, был бы счастлив сыграть с вами матч.

— Отказ Крамника от матча-реванша стал, на мой взгляд, началом его шахматной деградации. Чемпион не должен бояться поражения, и желание Владимира сохранить место в шахматной истории как человека, выигравшего у Каспарова, и любой ценой избежать еще одной битвы, стало причиной длинной цепочки, я бы сказал, цепи его неудач. У Топалова, очевидно, более сильная мотивация, чем у Крамника. Но чтобы сыграть с ним матч, мне прежде всего надо вернуться в шахматы и отказаться от всех остальных занятий. Если я сажусь за доску, то считаю себя обязанным выиграть, по крайней мере стремиться к этому. Но мои мысли направлены сейчас совсем в другом направлении, и в ближайшей исторической перспективе я не рассматриваю возвращение в большие шахматы, а значит, нереален и матч с Топаловым.

— Но ведь не исключено, что вы разочаруетесь в политике, как уже бывало не раз, и вернетесь в шахматы…

— Раньше я лишь изредка участвовал в тех или иных политических акциях — выполнял свой гражданский долг. Но я четко знал, что на первом месте для меня шахматы. Мысль бросать их даже не приходила в голову, не было и больших пауз в игре. Да, теоретически можно разочароваться, все случается в жизни. Но я принял свое решение не спонтанно, а после долгих размышлений. При этом считал, что нельзя уходить на излете, и выбрал точный момент: две убедительные победы подряд — в чемпионате России и в Линаресе, «турнирном чемпионате мира», — подвели итог. Вернуться в шахматы можно всегда — я еще не забыл, как ходят фигуры, — но сейчас у меня нет никакого желания это делать.

— Что вы скажете о новом проекте ФИДЕ — разыгрывать чемпионат мира, как в Сан-Луисе, — раз в два года в матче-турнире восьми?

— Такой турнир всегда несет потенциальную угрозу конфликта. В Аргентине все складывалось благополучно — победитель заметно оторвался. А теперь представьте себе ситуацию, когда два человека идут голова к голове, и в последнем туре играют с аутсайдерами, причем один из них выигрывает, а другой делает ничью. Даже если все абсолютно чисто, у многих останется неприятный осадок, мол, что-то тут не так. Я думаю, что если и проводить подобное мероприятие — матч-турнир восьми — все равно через два-три месяца судьба короны должна разыгрываться в поединке двух первых призеров.

— Только что у вас вышла политическая брошюра под названием «Позиция». Что для вас ценнее: эта книжка или книги про «шахматные позиции»?

— Не стоит сравнивать. Многотомник «Мои великие предшественники» — территория, на которой я чувствую себя непререкаемым авторитетом. В какой-то мере это то, что я собираюсь оставить шахматам. Здесь я высказываю точку зрения, близкую к абсолютной. В политических работах совсем иначе — я не претендую на абсолютную истину, спокойно воспринимаю то обстоятельство, что могу ошибаться, высказывать спорную точку зрения. Между прочим, помимо «Предшественников», я недавно завершил необычную книгу, связывающую шахматы с процессами принятия решений. Она выходит в 16 странах, в том числе у нас. В книге разобраны разные ситуации — военные, политические, судебные, и я пытаюсь предложить свое шахматное видение — как поступить в них оптимальным образом. Так что можно считать, что я не ушел из шахмат, а просто несколько сместил точку приложения сил.

— Поздравляю вас с юбилеем и все-таки желаю нарушить шахматное правило: взять ход назад — и снова сесть за доску!

— Поздравления принимаю, «доску» не гарантирую.

KASPA-02.jpg

* * *

Когда беседа уже практически закончилась, я задал Каспарову вопрос, который давно вертелся у меня на языке:

— Гарри, а почему так получается, что интервью «Московскому комсомольцу» вы даете только раз в четверть века? — в качестве доказательства я достал из папки фотографию, которую он подарил мне в том далеком 1980-м (ею как раз и открывается статья).

Неожиданный и загадочный ответ Каспарова буквально потряс меня:

— Но ведь вы тогда еще не работали в «МК»!

И правда, обозревателем газеты я стал только на следующий год. Для кого же, в таком случае, я брал интервью в год московской Олимпиады? Неужели для самого себя? Как видим, теперь оно пригодилось…

— Давайте для порядка я распишусь на фотографии и сегодня, — добавил Гарри и поставил число и подпись.

(Кстати, смысл надписи на снимке объяснить легко: автор этих строк, с одной стороны, тогда еще активно занимался наукой, а с другой, перед беседой подарил чемпиону мира среди юношей «Шахматные досуги», свою первую юмористическую книжку.)

Вот такая история. Первое интервью я взял у Каспарова осенью 1980-го, когда его шахматная карьера еще только начиналась, второе — осенью 2005-го, когда она уже закончилась (хотя в это и не хочется верить). Выходит, следующее интервью состоится осенью 2030 года. Ну что ж, придется набраться терпения. Мне не привыкать.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Флорентино Кампоманес: Я не верю, что Дадашев помогал Каспарову

Почетный президент ФИДЕ Флорентино Кампоманес не верит в то, что во время матча за звание чемпиона мира бакинскому гроссмейстеру Гарри Каспарову помогал экстрасенс Тофик Дадашев. «Я всегда это говорил: Каспаров не побеждал благодаря бакинскому экстрасенсу, - сказал он в интервью azerisport – Оглядываясь назад, на те события, понимаю, что все тогда было честно. Каспаров заслуженно переиграл Анатолия Карпова».

Share this post


Link to post
Share on other sites

  • Our picks

    • Итак, начинаем запись на Новогодний Собирун
      Время - 21 декабря
      Место - сообщим
      Цена - сообщим
       
      Условия для записи
      1) 500+ постов
      2) 1 год регистрации на форуме
       
      @porridge расскажет подробнее о программе мероприятия и месте проведения.
       
       
        • Like
      • 105 replies
    • Осталось чуть меньше 45 дней до Нового Года. 
      • 230 replies
    • Милли Меджлис Азербайджана обратился к Министерству финансов с просьбой пересмотреть объем расходов на содержание законодательного органа в 2020 году и увеличить финансирование на 1,9 млн манатов. Об эторм пишет Интерфакс-Азербайджан.
      По словам управделами парламента Фирудина Гаджиева, дополнительные средства пойдут на расширение автопарка, увеличение расходов на командировочные и прочие направления.
      «В целом предложенная смета расходов Милли Меджлиса на 2020 год прогнозируется на уровне 45 млн 488,015 тыс. манатов, 79,7% этих расходов составят фонд оплаты труда», - сказал Гаджиев при обсуждении в парламенте сметы расходов законодательного органа.
       
      В Милли Меджлие у нас 100 человек это по 500 000 тыщ каждому и это только мелкие расходы.
      Обучение в Германии одного студента обойдется где-то 60-70к манат за 3 года. Можно было бы отправить на учебу 1000 студентов чем кормить дармоедов
        • Upvote
        • Haha
        • Like
      • 105 replies
    • Предыдущая тема по ссылке http://www.disput.az/index.php?showtopic=331554&page=12.
       
       
      Предупреждение всем, еще одно оскорбление доктора Арзу Эстетик будет наказываться лично мною баном.
      Свои проблемы решайте в личке.
      • 540 replies
    • Обязательно указываем:
      1) цену, 
      2)размер, 
      3)причину продажи,
      4) фирму и если есть, ссылка откуда заказано.
      5) Лоты должны быть новыми,Не ношенными!!!
      6) фото товара<br style="background-color:#ffffff;color:#272a34;font-size:17px;"><br style="background-color:#ffffff;color:#272a34;font-size:17px;">Лоты удалены потому что не соблюдены условия темы, которые постоянно тут оглашаются.
       
      Все товары выкладывать в одном объявлении! За отдельные объявления будет выдан балл. 
      <br style="background-color:#ffffff;color:#272a34;font-size:17px;">И еще, многие стали использовать тему не по назначению, путают ее с разделом Частные объявления и выставляют на продажу бесконечное количество всего, причем почти каждый день. Максимум три вещи за месяц. А то получается, что каждая вещь, которая тут заказывается или покупается, не подходит по размерам. Так не бывает. Это тема для единичных неудач, а не для тотальной распродажи и торговли. Ап товара  разрешен строго через месяц!<br style="background-color:#ffffff;color:#272a34;font-size:17px;"><br style="background-color:#ffffff;color:#272a34;font-size:17px;">Обсуждения в ЛС. 
       
      Предыдущая тема: 
       
        • Like
      • 633 replies
    • Мессенджер WhatsApp начал пожизненно блокировать телефонные номера пользователей, состоящих в группах с некорректными названиями.
       
       
      По данным издания, подобные жалобы от пользователей стали поступать в последние несколько недель. Администраторы известного мессенджера утверждают, что нашли в названиях групп, в которых состояли жалующиеся, признаки "злонамеренности".
      Как отмечается, попытки отменить блокировку ни к чему не приводят. В пресс-службе мессенджера отвечают, что заблокированные пользователи нарушили правила сервиса.
      В последнее время WhatsApp активно борется с агрессией, экстремизмом, спамом и фейкньюс. Ранее из-за недостаточной модерации возникали несчастные случаи, отмечает "Ридус". Так, например, в Индии в этом году несколько граждан стали жертвами самосуда из-за слухов о похищении детей, распространяемых через мессенджеры и соцсети.
      https://ru.oxu.az/ict/342475
      • 13 replies
    • Добрый день, уважаемые друзья ! 
      Во первых спешу вас проинформировать,что мы открыли свой отдельный ресторан AEF pub & restaurant
      Во вторых, хочу вас обрадовать, чтоб пришел сезон ХАША ! 
       
      Ну так вот, 10го числа (в это воскресенье) мы делаем ХАШ собирун. Место : AEF pub & restaurant (От гурд гапысы 4й светофор направо. Там на светофоре Champion Lahmacun есть. Как повернули чезер 100 метров слева).
      Время : 08:00 (утра). 
      Цена : 8 манат (комплект) доп порция хаша 4 маната.
       
      Тема открыта с разрешения @Bercana которую я еле поймал )))))
       
      Итак, поехали
       
      1. Адам Малхиев
      2.
      3.
      4.
      5.
      6.
      7.
       
      • 389 replies
    • Вы устали от своей жизненной роли? Хотите расширить спектр ощущений? Разнообразить круг общения? Тогда игра «Мафия» — это для вас!!!
       
      Игра Мафия - эмоционально-интеллектуальная командная игра, допускающая коварство, ложь, острый юмор, провокации и наезды на персонаж в пределах нормативной лексики.
       
      Правила игры (кликабельно)...
        • Upvote
        • Thanks
        • Like
      • 848 replies
  • Recently Browsing   0 members, 0 guests

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...
Наши цены на рекламу