Jump to content
Disput.Az Forum
Модераторы форума - Assembler & Bercana
Sign in to follow this  
Zaman.

Древние Греция и Рим

Recommended Posts

Спартанские цари считались потомками великого национального героя Геракла; потому народ смотрел на них с религиозным уважением. Они были верховными жрецами; все жертвы, приносимые от имени государства, совершались ими или под их руководством. Цари получали за это части жертвенных животных, получали от государства ячмень и вино. Они были главными жрецами двух важных культов: Зевса Урания (Небесного) и Зевса Лакедемонского. Цари заведовали сношениями спартанского государства с Дельфийским оракулом. По ведению дел с этим оракулом у каждого царя были два помощника, называвшиеся пифийцами; они вместе с царями составляли коллегию хранителей изречений Дельфийского оракула.

Спартанский шлем

Спартанский шлем

Источник фото

 

Жрецами могли быть только люди, не имеющие никаких физических недостатков. Спартанские цари были жрецами, и физические недостатки лишали кандидата на монархический сан права получить царский сан. По жреческому характеру царей и по происхождению их от Геракла, им оказывались высокие почести и при жизни, и по кончине. Цари Спарты были распорядителями на всех общественных жертвоприношениях, председателями на всех праздниках и играх. За общественными обедами они получали двойные порции. Все кроме эфоров должны были вставать перед царем. Когда умирал царь, все население спартанского государства должно было совершать обряды траура. По всему государству рассылались конные вестники объявлять о смерти царя. По городу Спарте ходили плакальщицы, пели причитанья и били в медные тазы; и мужчины, и женщины надевали траурную одежду. На похороны собирались в Спарту все граждане, приходили из всех местностей Лаконии депутации периэков и илотов; все должны были выражать печаль стонами и другими знаками скорби. После погребения царя на десять дней прекращались все занятия общественными делами.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

На войне спартанские цари были главнокомандующими и имели право казнить смертью. Полемархи и другие военачальники составляли их военный совет. Спартанский царь в походе имел отряд телохранителей, состоявший из ста храбрых, отборных молодых людей. Содержание царям и их свите в походе давало государство. Из военной добычи они получали значительную долю.

 

Правительственная и судебная власть царей Спарты была ограничена; именно эти права их и были предметом надзора эфоров, насколько не были прямо отняты у них и переданы эфорам. Но цари принимали и отправляли послов; низшие административные начальники назначались ими и подчинялись им. По некоторым судебным делам спартанские цари оставались верховными судьями; в частности, по всем делам о наследстве и о семейных правах.

После спартанских завоеваний на Пелопоннесе царям, вероятно, достались обширные земли; но если это было так, то позже большая их часть перешла в собственность государства. Впрочем, у царей оставались значительные родовые имения и большие доходы. В их пользование были предоставлены участки государственных земель; эти владения возделывались илотами. Во многих местностях спартанской области (Лаконики) периэки платили подать царям.

 

В Спарте был царский дом, большой, но старый и простой; он содержался на счета государства; у каждого ли из двух царей был такой дом, или оба они жили в одном, остается для нас неясно. Цари имели военную свиту; она называлась фрура. На войне, шатер царя стоял среди шатров фруры; в Спарте цари жили окруженные жилищами фруры. Наследовал царю тот его сын, который был старшим из родившихся после получения им царского сана. Наследовать престол мог только сын спартанки, вступать в брак с иностранкой было царю запрещено. Если у спартанского царя не было сыновей или были только такие, которые не могли занять престол, то наследовал ближайший родственник. Если сын царя наследовал отцу, будучи еще несовершеннолетним, ближайший родственник правил до его совершеннолетия.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Рассказ Плутарха о реформах Ликурга

Плутарх, в своей биографии Ликурга собравшей предания; какие существовали о нем в то время (во II веке по Р. X.), начинает свои рассказ словами: «О Ликурге, спартанском законодателе, нельзя сказать ничего такого, что не подлежало бы сомнению; предания о его происхождении, о его путешествиях, о его смерти разноречивы; неодинаковы и предания о его законодательстве и самое время, когда он жил, определяется очень неодинаково».

Ликург

Спартанский законадатель Ликург

 

Сущность того, что рассказывает о реформах Ликурга Плутарх, состоит в следующем: Ликург, по некоторым преданиям, был современником Элидского царя Ифита, вместе с которым постановил, что на время олимпийских игр должны прекращаться великие военные действия; так свидетельствует и надпись на диске, хранящемся в Олимпии. Он был вторым сыном царя Эвнома («хранителя порядка»), убитого ножом на улице во время драки между спартанцами; тогда в Спарте были большие раздоры, господствовала неурядица. Вскоре по смерти отца умер старший брат Ликурга, Полидект, и царский сан перешел к Ликургу. Но на восьмой месяц его царствования вдова его брата, оставшаяся по смерти мужа беременною, родила сына.

 

Ликург взял младенца на руки, показал его спартанцам, восклицая: «У вас родился царь, спартанцы!», – положил младенца на царский престол и назвал его Харилаем («радостью народа»). Он хотел продолжать править, как опекун племянника. Но мать ребенка и её родные ненавидели Ликурга. Их клеветы заставили его удалиться из государства на все время, пока Харилай достигнет совершеннолетия. Он уехал на Крит, где были хорошие законы, установленные Миносом, и дорийские поселенцы, основавшие города Кносс и Ликт, еще сохраняли у себя старинные дорийские учреждения. Говорят, что Ликург путешествовал и по Малой Азии, ездил и в Египет, чтоб узнать, какие там законы и ознакомиться с искусствами тех стран. Наконец, по просьбе своих сограждан, он возвратился на родину, страдавшую от смут.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ликург предпринял реформы спартанских учреждений. Его поддерживал дельфийский оракул. Жрица-пифия сказала ему, что он «любимец богов, и сам больше бог, чем человек»; она сказала, что те законы, которые даст он своему отечеству, будут самые лучшие на свете. Однажды утром Ликург пришел в собрание народа, сопровождаемый тридцатью вооруженными мужами, самыми знатными из спартанских граждан (вероятно, старейшинами тридцати родов, из которых состоял дорийский народ). Харилай, думая, что Ликург хочет убить его, убежал в тот храм Паллады, который назывался медным. Но, убедившись, что нет никакого злоумышления против него, он стал помогать дяде. Опираясь на новое изречение дельфийского оракула, Ликург учредил «совет старцев», герусию; постановил, что по известным срокам будут происходить собрания народа на определенном для этого месте города, между речкой Кнакием и мостом Бабикой.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Граждане по убеждению Ликурга отдали все свои земли государству, чтоб уничтожилось прежнее неравенство состояний и чтобы ценились только личные качества человека. Земля была роздана гражданам Спарты и периэкам. Каждый спартанец получил участок, дававший 70 медимнов ячменя на его долю, 12 медимнов на долю его жены и известное количество оливкового масла и вина. Таких участков было роздано 9.000. Остальную землю Ликург роздал, тоже поровну, периэкам (жителям других городов государства). Этих участков было 30.000. Посредством ещё одной реформы Ликург запретил употребление золотой и серебряной монеты, постановил, что монета должна быть железная; она была сделана очень тяжелая, так что нужно было иметь особое помещение в доме, если держать в нем 10 мин (около 220 рублей золотом), а чтобы перевезти эту сумму в другое место, нужна была телега, запряженная парой волов. После этой реформы Ликурга в Спарте исчезло воровство и мошенничество: ни у кого не было жадности к железным деньгам, металл которых не годился ни на какое употребление, потому что они, раскаленные, были охлаждены погружением в уксус. Исчезли и все те искусства и промыслы, которые служат роскоши, исчезли все дорогие наряды. В государстве стали делать только необходимейшую мебель: кровати, стулья, столы, простую посуду. С тою же целью изгнать из государства богатство и роскошь, Ликург ввел общественные обеды; спартанцу было запрещено обедать дома, а на общественных обедах кушанья были только самые простые. Это учреждение, называвшееся андреею или фидитией, а потом сисситией, сначала не понравилось знатным гражданам, так что они взбунтовались против Ликурга, и в этой смуте Алкандр, молодой человек горячего характера, выбил ему палкою глаз. Но Ликург выказал при этом такую кротость и такое хладнокровие, что мятежникам стало стыдно, и они раскаялись и покорились. С той поры спартанцы не ходят с палками в народное собрание.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Одною из ретр (постановлений) Ликурга было запрещено записывать законы: их должно было помнить без помощи письма. Другая ретра повелевала не употреблять при постройке домов никаких инструментов, кроме топора и пилы; целью этого было тоже изгнать роскошь. Третья ретра запрещала часто вести войну с одним и тем же неприятелем, чтоб он не научился воевать.

Большую важность придавал Ликург воспитанию и заботливо установил его правила. Легенды рассказывают, что спартанский реформатор отобрал у ощенившейся собаки двух щенков и посадил их в глубокую яму, куда воду и пищу опускали на веревке. Двух других щенков от той же собаки Ликург оставил расти на свободе, где они могли общаться с людьми и другими животными. Когда щенки выросли, Ликург в присутствии скопления народа приказал принести молодых собак и выпустил у них на виду зайца. Щенок, выросший на свободе, погнался за зайцем, догнал его и задавил. Щенок же, выращенный в яме, кинулся наутек от зайца. Так Ликург показал народу преимущества правильного воспитания.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
Законы Ликурга

Ликург показывает народу выгоды правильного воспитания. Художник Ц. ван Эвердинген, 1660-1662

 

По законам Ликурга, девушки должны были заниматься гимнастикой, состязаниями в беге, борьбе, чтобы тело их укреплялось; из их жизни была изгнана всякая изнеженность; на некоторые праздники они должны были являться в легкой, короткой одежде и показывать свое искусство в гимнастических состязаниях, танцевать, петь. Порицания и похвалы девушек очень сильно возбуждали в лакедемонских юношах жажду славы. Гражданин, согласно реформам Ликурга, был обязан жениться, чтобы иметь детей; кто не женился, подвергался презрению. Получив от отца или ближайшего старшего родственника согласие на брак, молодой человек захватывал невесту как будто насильно, несколько времени виделся с молодою женой лишь украдкой, по ночам. Целью брака было то, чтобы рождались дети, и притом крепкие телом; пожилой человек мог давать молодого человека в сожительство своей жене, чтоб иметь  детей; вообще, жена могла по согласию мужа иметь любовника. Бездетный брак, по законам Ликурга, можно было расторгать. Новорожденные дети были осматриваемы старшинами; воспитываемы были только крепкие; имевших физические недостатки и слабых бросали в глубокую пропасть Тайгетского хребта. Малюток воспитывали без изнеженности; не пеленали их, чтобы тело развивалось свободно. Спартанские кормилицы считались самыми лучшими в целой Греции; богатые люди других областей нанимали их кормить своих детей. Ликург предписал своими реформами брать мальчиков, достигших семи лет, от родителей и воспитывать в общественных заведениях. Разделенные на отряды, они жили там, занимаясь гимнастикой. Мальчики, составлявшие отряд, сами выбирали себе начальника из числа юношей; отряд безусловно повиновался ему. Мальчикам было дозволено воровать себе пищу; целью этого было приучать их к ловкости; если мальчик попадался на воровстве, его били и кроме того наказывали голодом. Воспитатели приучали мальчиков выражать мысли немногими, сильными словами; учили их песням, возбуждающим отвагу, жажду славы; язык песен был простой, безыскусственный, содержание их было серьезное,

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Главною целью реформ Ликурга было сделать спартанцев храбрыми воинами; потому все в их жизни было подчинено военным целям и усилению спартанской армии. Гимнастика, военные упражнения считались единственными занятиями, достойными спартанцев. Приобретать деньги промышленностью и торговлей было им запрещено. Земледельческий труд был возложен на порабощённых спартанцами илотов. Законы Ликурга об илотах были жестоки. В залы, где обедали спартанцы, приводили пьяных илотов, чтобы их безобразный вид отвращал дорийских юношей от пьянства; их принуждали к непристойным песням и пляскам; песни и танцы свободных людей были запрещены им. В позднейшие времена спартанцы тайно убивали тех илотов, которые отличались физическою силою и отвагой; это называлось «криптия».

 

Реформы Ликурга запретили спартанцам жить за границею, ездить в чужие земли, чтобы они не усвоили себе иноземных обычаев; иноземцам было запрещено оставаться в Спарте надолго; приехав, они должны были спешить отъездом, чтобы спартанцы не научились от них дурному. – Умерших хоронили в городе, у храмов; траур не мог продолжаться более двенадцати дней. Тело, завернутое в красный саван, клали в простои гроб, дно которого было устлано оливковыми листьями; гроб опускали в могилу; памятники ставили над могилами только тех мужчин, которые пали в битве, и тех женщин, которые были жрицами. В могилу не клали с усопшими ничего.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

После проведения этих реформ Ликург созвал народное собрание, сказал, что отправляется в Дельфы вопросить оракула, и взял с царей, с членов герусии и со всех граждан клятву, что они будут сохранять его законы до его возвращения. В Дельфах, совершив жертву, он вопросил оракула и получил ответ, что его законы хороши, и что Спарта будет славиться могуществом, пока будет соблюдать их. Он отправил это пророчество в Спарту и прекратил свою жизнь воздержанием от пищи. Реформатор Ликург умер, по некоторым известиям, в Кирре, по другим в Элиде. Есть еще иное известие, по которому он умер на Крите, велев своим друзьям сжечь его тело и бросить пепел в море, чтобы спартанцы не могли перевезти его костей на родину и сказать тогда, что это освобождает их от клятвы и что они могут изменить его законы. – Спартанцы построили в честь Ликурга храм и чтут его ежегодным торжеством, которым заведуют его потомки.

 

Реформы Ликурга в трактовке современных учёных

Известия о Ликурге, дошедшие до греческих писателей – смесь древних преданий с позднейшими прибавлениями к ним; исторической достоверности они не имеют. Они лишь легенды, группирующиеся около знаменитого имени все те обычаи и законы, какие существовали в Древней Спарте во времена её могущества; но они помогают нам составить себе понятие о происхождении, ходе развития и характере этих учреждений.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Известия древних писателей о том, когда жил Ликург, так разноречивы, что некоторые ученые предполагали существование двух разных законодателей, имевших одинаковое имя, а другие считают Ликурга мифическим лицом, никогда не существовавшим. Было предание, что Ликург, по повелению Дельфийского оракула, заключил с Ифитом, царем Элидским, договор, которым дорийцы и элидяне постановили, что будут каждые четыре года приносить в древней роще на берегу Алфея общую жертву Зевсу Олимпийскому, что при этом празднике будут происходить игры, и что на время его будут прекращаться всякие военные действия. Если счет олимпиад начался со времени этого договора, если те игры, на которых в состязании бега одержал победу элидянин Кореб, были первыми играми в Олимпии, то, значит, реформатор Ликург был еще жив в 776 году до Р. Х., которым начинается счет олимпиад. Но по обыкновенному преданию, Ликург жил целым столетием раньше; по расчету, принятому александрийскими учеными, около 884 года до Р. Х.

Спартанские учреждения, существовавшие в исторические времена, без сомнения, развились из тех старых законов, которые назывались ретрами (изречениями) и приписывались Ликургу; потому-то все эти учреждения и считались установленными реформами великого законодателя, чью память благоговейно чтили спартанцы.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дорийцы, пришедшие в Лаконию, в скалах которой были местности, удобные для обороны, овладели этою страною не так скоро, как соплеменники их покорили Арголиду, Мессению и другие пелопонесские области. Весь юг Лаконии, где стояли города Амиклы, Фарис, Геронтры, Гелос, более двух веков оставался независимым; ахейское население его не только отбивалось от пришельцев, но и стремилось отнять у них уже занятые ими местности. Лаконские дорийцы жили в непрерывном военном положении; это развивало в них боевую отвагу, но и порождало у них буйство; они беспрестанно ссорились, дрались между собою. В Спарте правили два царя из двух разных династий – Эврипонтидов (Проклидов) и Агиадов. Кажется, даже и в царском роде была вражда одной отрасли против другой. У Плутарха сохранилось предание об этом; он говорит, что до реформ Ликурга власть царей бывала то слаба, то деспотична, и только уж Ликург дал царям прочное положение. Он принадлежал, вероятно, к старшей династии. Борьбу между двумя династиями Ликург примирил тем, что дал им равные права; в сущности, это было примирением между старою и новою частью населения и упрочением государственного единства. Но, разделив своей реформой царскую власть между двумя царями, Ликург ослабил ее, потому что с единством представителя её исчезло единство воли и единство действия.

 

Но не в том только в разделении царской власти между двумя лицами состояло её ограничение. Аристократия, сила и богатство которой возросли во время борьбы династий, мешала своими раздорами энергическому ведению войн с внешними врагами; Ликург хотел, чтобы она, сохранив свои права, прекратила ссоры и действовала с патриотическим единодушием. Дельфийский оракул повелел Ликургу разделить народ на филы (колена) и обы (роды), учредить совет, состоящий, со включением двух царей, из тридцати членов, установить, чтобы по временам собирался народ и решал предлагаемый ему дела.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

В исполнение этого повеления оракула Ликург одной из своих реформ разделил народ на три филы; имена их были: гиллеи, диманы и памфилы. Но это были старинные имена дорийских племен; вероятно, во время смут племенные связи расстроились и теперь были восстановлены. По действительным или легендарным связям в каждой филе было десять более тесных корпорации, называвшихся обами (родами); обы делились на домы или семейства. Старшины семейств и родов, без сомнения, пользовались почетом и некоторою властью над их членами; вероятно, связь между членами каждой корпорации поддерживалась и освящалась общими жертвоприношениями. Те два рода, к которым принадлежали царские династии, были двумя первыми обами гиллейской филы и считались потомками Геракла.

Легендарные реформы Ликурга сильно ограничили царскую власть и учреждением влиятельного аристократического совета из 30 членов – герусии. Первоначально герусию, видимо, составляли старейшины тридцати об, но позже новые её члены (геронты) стали избираться народом из людей, достигших 60 лет. Свою должность они сохраняли пожизненно. В герусию входили и оба царя, бывшие её председателями.

 

Высшая верховная власть по реформам Ликурга принадлежала народному собранию, которое в Спарте называлось апеллой. В нём могли участвовать все равноправные спартиаты, достигшие 30 лет. Народное собрание происходило в каждое полнолуние. Оно выбирало геронтов и других сановников, решало все важные дела, объявляло войну, заключало мир. Все важные решения герусии и входили в силу только после одобрения их народом, однако значение апеллы ослаблялось тем, что в ней запрещались всякие обсуждения. Никто не мог выступать там с речами. Руководивший собранием царь или геронт зачитывал тот или иной акт, а народ мог лишь криком выражать свое одобрение или неодобрение ему.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это государственное устройство было впоследствии видоизменено двумя важными преобразованиями. Во время Первой Мессенской войны цари Полидор и Феопомп сделали прибавление к ретре Ликурга, определявшей права народного собрания. Этим прибавлением у народа отнималась верховная власть. Оно говорило: «А если народ постановит дурное решение, то герусия и цари отклоняются», то есть, отвергают решение народа. Таким образом, вопреки тому, что называлось реформами Ликурга, верховная власть была передана от народа царям и родоначальникам, составлявшим герусию. Но скоро дело получило противоположный оборот. Полидор был убит. Убивший его остался безнаказанным, то есть, как надобно, судя по этому, думать, считался убийцею тирана, спасителем свободы. И для ограждения прав народа от произвола герусии и царей был учрежден сан эфоров, или, если эфоры были и раньше, то были увеличены их права. Коллегия эфоров стала важнейшею правительственною властью.

 

Земельная реформа Ликурга: легенды и гипотезы

Все учреждения Ликурга имели целью дать государству единство и прочность. Но для совершенного прекращения смут они одни были еще недостаточны. Чтобы все граждане спартанского государства, то есть все дорийцы, прониклись патриотическим единодушием, надобно было устранить главную причину раздоров между ними, – неравенство имуществ. Оно было велико, и между дорийцами было много бедняков. Некоторые семейства владели обширными землями, имели большие стада; другие вовсе земли не имели. А страна была завоевана общими силами всех дорийцев и все они гордились тем, что она взята «дорийским копьем». Зависть и бедность озлобляла бедных против богатых, производили раздоры, мешавшие всякому общему делу. Чтоб искоренить это зло, Ликург совершил, как рассказывает предание, важнейшую реформу: дал всем дорийским гражданам ровные участки земли, назначил для обработки каждого участка нужное число поселян, подвластных дорийцам; и таким образом после реформ Ликурга каждый дориец получил возможность жить безбедно, не работая, и сохранять свои воинственные привычки. Свободных земель было достаточно, чтобы раздать дорийцам участки такой величины, какая была нужна для достижения этой цели, потому что, после завоевания спартанцами города Амикл и низовий Эврота, значительная часть прежних жителей тех мест покинула родину.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

О земельной реформе Ликурга было много споров. Грот полагает даже, что предание о них, пересказываемое Плутархом со слов писателей, которыми он пользовался, вымысел. Мы читаем у Плутарха, что Ликург разделил всю удобную землю страны на 9.000 больших участков, которые роздал спартанцам, и 30.000 меньших участков, которые роздал периэкам. По мнению Грота, такой земельной реформы никогда не проводилось; предание о ней – лишь философский идеал,который хотели осуществить спартанские цари III века до Р. Х. Агис IV и Клеомен III. И действительно, аграрная реформа Ликурга не могла иметь такого размера, какой дает ей рассказ Плутарха, уже и потому, что число спартанских граждан было тогда, как говорят другие известия, только 6.000 или даже только 4.500. Цифры, приводимые Плутархом, надобно принимать, быть может, за суммы всех участков, розданных в продолжение нескольких столетии. Но едва ли можно считать пересказываемое Плутархом предание о земельной реформе Ликурга чистым вымыслом. Дорийские завоеватели, овладев долиною верхнего Эврота, без сомнения, разделили землю; царь и его ближайшие сподвижники, люди знатных родов, конечно взяли себе очень большие участки самой хорошей земли. С той поры до реформ Ликурга прошло лет полтораста. В такой долгий промежуток времени должно было, по естественному ходу дел, образоваться очень большое неравенство состояний; некоторые семейства стали очень богаты, у других не было ничего. Можно полагать, что Ликург считал нужным дать каждому полноправному гражданину (дорийцу) участок земли, достаточный для безбедного содержания семейства; что для этого понадобилось особой реформой обратить обширные царские поместья в государственную собственность и раздать их гражданам, не имевшим земли; а царям, взамен поместий, были назначены доходы из государственных податей. Ликургу понадобилось, вероятно, уменьшить до известного размера поземельные владения богатых, чтобы отобранные у них части земель тоже раздать бедным дорийцам; понадобилось, вероятно, для той же цели отнять земли у периэков, живших подле Спарты, и сделать этих периэков илотами. Примеры таких насильственных реформ встречаются и в истории других народов. Впоследствии границы государства расширялись завоеванием Мессении и других областей; а при размножении спартанцев некоторые семейства становились бедны, и вероятно много раз была повторяема раздача участков бедным гражданам; дело шло по мере того, как были завоевываемы новые земли. Вероятно, и в Лаконии государственные земли отдавались в пользование гражданам, как это делалось в Риме. Так, вероятно, должно понимать предание о земельной реформе Ликурга. Предание говорит, что было, кроме того, роздано 30.000 участков периэкам; в этом, вероятно, надобно видеть лишь воспоминание о количестве дворов свободного земледельческого населения Лаконии в цветущее время государства.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Участки, данные спартанцам по земельной реформе Ликурга, первоначально были неотчуждаемой родовой собственностью, нераздельно переходившей от отца к старшему, сыну. По законам Ликурга, владелец участка не мог ни продать его, ни выделять из него частей другим детям, ни передать его по завещанию кому-нибудь из них; старший сын наследовал все поместье один. Младшие братья жили при старшем, если не переселялись в колонии и не находили себе другого пропитания на родине. Старший брат содержал их. Вероятно, они оставались неженатыми, и старший брат предоставлял им участие в своем сожительстве с женою. Если владелец участка умирал, не имея сыновей и не усыновив постороннего, который был бы его наследником, то участок переходил в распоряжение государства, которое и было собственником всех спартанских участков; они находились не в собственности, а только в наследственном пользовании у тех, кто владел ими. Если у бывшего владельца были дочери, то цари давали старшей из них мужа, выбирая его из числа младших сыновей других спартанских семейств; этот спартанец делался владельцем участка. Впоследствии времени, по предложению эфора Эпитадея (400 г. до Р. Х.), был принят закон, дозволявший владельцу дарить или завещать участок кому хочет; таким образом, наследственное пользование государственною землею было превращено в право полной собственности. Эта реформа произвела у спартанцев очень большое неравенство имуществ. Неравенство существовало, без сомнения, и при Ликурге. Если даже предположить, – чего нельзя предполагать, – что все участки были равны величиною, то в качестве почвы, в искусстве и удаче хозяйства, в количестве скота были разницы, которые должны были и тогда производить неравенство состояний, как это бывало всегда. Никакие законы не могут предотвратить возникновения неравенства.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

В первые столетия после реформ Ликурга, когда еще владычествовала простота нравов и военная дисциплина, когда глава, каждого дорийского семейства имел участок земли, обеспечивавший его, дававший ему положение помещика, и когда была еще свежа и сильна связь по общности происхождения от завоевателей, неравенство между спартанцами было, вероятно, не очень велико. Каждый из них сознавал себя человеком аристократического сословия, каждый глава семейства жил безбедно, был самостоятелен и держал себя гордо, независимо. Все спартанцы были тогда членами народного собрания, все вели одинаковый образ жизни, каждый мог подняться до высокого положения в государстве. Но впоследствии времени, многие спартанцы поселились далеко от столицы; другие не имели средств делать взносы, какие нужны были для права участвовать; в общественных обедах (сисситиях) и потому были исключены от участия в них, не имели и вообще возможности вести образ жизни, которым обусловливалось политическое значение спартанца; в эти времена различия между спартанцами по их общественному и юридическому положению стало очень велико. Земельный строй Ликурга стал разрушаться. Число гомейев, полноправных граждан, имеющих поместья и ведущих предписанный законами старо-спартанский образ жизни; постоянно уменьшалось, и многие спартанцы уже не имели права голоса в народном собрании, не могли получать никаких должностей или почётных отличий.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вопрос о происхождении реформ Ликурга

Во времена Ликурга в Греции ещё не чеканили монеты. Торговля была меновая, а если реформы Ликурга действительно ввёл железную монету, то это был прогресс. Предание говорит, что эти железные деньги, оболы («копья»), имели сначала форму брусков или палок, и что можно было охватить рукой шесть штук их, а что потом их стали делать в виде кружков, лепешек (Pelanoi). Не нужно было в те времена и запрещать путешествовать: спартанцы вели лагерную жизнь, каждый должен был быть на своем месте в стане или поселены, похожем на военную стоянку; отлучаться было нельзя. – Законы, которые по преданию запретил записывать Ликург, в его время едва ли где-то в Греции записывались. Вероятно, они хранились только в памяти, и люди научались им по изустной передаче и по практическому применению их. – Но спартанцы уважали старину; им приятно было думать, что все их учреждения введены Ликургом, которого они считали своим реформатором, и они приписывали ему те законы, которые были постановлены в позднейшее время для сохранения старины при изменившихся обстоятельствах. Так ему и были приписаны постановления запрещения спартанцам иметь золотые и серебряные деньги, записывать законы, ездить без необходимости за границу, а иноземцам селиться или хотя бы долго оставаться в Лаконии, – вообще, все те законы, которые имели целью предотвратить отпадение дорийцев от старинной простоты и для этого по возможности уменьшали знакомство их с жизнью других греков. Предание, что Ликург заимствовал свои законы от критян, возникло, по всей вероятности, тоже в позднейшее время, когда спартанцы, ознакомившись с Критом, нашли там у дорийских колонистов учреждения, во многом одинаковые с лаконскими.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

На Крите, так же, как в Спарте, дорийцы делились на три филы, гиллейскую, диманскую и памфильскую; были периэки и порабощенные поселяне; были общие обеды; были гимнастические и военные упражнения, было суровое воспитание; дорийцы и там были военное сословие, владеющее землями и занимающееся исключительно военным делом и охотою. Образ жизни и понятий критских дорийцев характеризуется знаменитыми стихами Гибрия: «Вот мои меч, копье и щит, все мое богатство, ими я пашу и жну, ими выделываю из винограда вино». Это сходство, основанием которого была, вероятно, одинаковость племени и положения, спартанцы объясняли перенесением законов с Крита в Спарту. Крит имел в давние времена влияние на развитие культуры в Греции; мифы говорили о критском царе Миносе, мудром законодателе и справедливом судье; потому натурально было спартанцам решить, что Ликург заимствовал мысль о своих реформах с Крита. Это возвышало авторитетность его законов. – Предание, что Ликург, прежде чем провести реформы в Спарте, жил несколько времени на Крите, мы находим уже у Аристотеля. Есть и между новейшими исследователями ученые, полагающие, что Ликург действительно заимствовал из критских учреждений главные основы своих реформ. Спартанские учреждения родственны критским, в этом все исследователи согласны, но они расходятся между собою во мнениях о том, чем надобно объяснить это родство: общностью ли происхождения, или заимствованием.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Итоги реформ Ликурга

Греческие философы хвалили учреждения, введённые в Спарте реформами Ликурга, за то, что они охраняют государство от смут, обеспечивают владычество закона, держать народ в повиновении властям; но порицали то, что спартанцы основали свое государство не на разуме, а на храбрости, ценят гимнастику, развитие физической силы выше образованности. Еще хуже этого было то, что спартанский «Ликургов строй» совершенно подавлял личную жизнь, естественное развитие индивидуальных способностей и влечений, делал спартанца только членом государственного организма, не человеком, а лишь гражданином, который развивается и живет по предписанию государства, что свобода личности была поглощена государством, а государство было лишь военная организация владычествующего сословия. Необходимым результатом этого было то, что в Спарте скоро водворилась неподвижность и жизнь замерла.

Обозревая все подробности, изложенные нами, приходим к выводу, что спартанские учреждения, приписываемые преданиями реформам Ликурга, имели целью доставить дорийскому племени в Лаконии такую силу, чтоб оно могло держать в повиновении покоренные им племена и захватить преобладание над другими государствами Греции. Для этого необходимо было пробудить и упрочить в сословии спартанских граждан чувство национального единства твердым государственным порядком и установлением одинакового образа жизни, не такого, какой ведут другие сословия, соединить это сословие в одной местности, возвысить военную силу его строго последовательною дисциплиною. Благо государства, то есть дорийского племени, было поставлено верховным законом, целью жизни каждого из членов этого племени, и все личные интересы были подчинены государственной пользе. Спартанец должен был действовать лишь как член государства, и думать лишь о могуществе и славе отечества. С этою целью реформы Ликурга объединяли дорийцев резким разграничением их племени от покоренных племен, и направляли их честолюбие на приобретение военной славы. Спартанцы не вступали в брачные связи с периэками, не принимали их в свои дружеские круги.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Государственному устройству был дан характер неизменности, не допускавшей реформ. Сан царей был наследственным, священным, и не мог быть предметом стремления честолюбцев. А цари не могли произвести переворота, сделаться деспотами, потому что их власть была очень ограничена. Сделаться членом герусии мог всякий спартанец, уважаемый своим сословием; но для этого надобно было достичь шестидесятилетнего возраста; поэтому и этот сан не мог быть предметом честолюбивых замыслов. Эфоры имели в позднейшие времена очень большую власть, но и она не была опасна существующему порядку, потому что давалась лишь на один год. Народное собрание, быть может, не часто имело случаи проявлять свою верховную власть, но она принадлежала ему, и каждый член его был горд, сознавая себя участником верховной власти. Он чувствовал себя поставленным несравненно выше массы населения, состоявшей из бесправных работников, илотов, и из периэков, не имевших политического значения. Сравнивая себя с ними, он мог быть доволен своим положением. Если бы аграрное устройство, введение которого приписывается преданием реформам Ликурга, было действительно введено и удержалось, то основная идея спартанских учреждений имела бы в нём полное своё осуществление. Но это было недостижимо, и в исторические времена мы находим спартанцев распавшимися на полноправных граждан (гомейев) и на бедняков, утративших политическое значение. Это распадение, происшедшее от крушения законов Ликурга и возникшего вследствие этого неравенства имуществ, привело спартанское государство к смутам и упадку. Но это было позднее. В старинные времена спартанские учреждения делали каждого спартанского гражданина членом владычествующего класса и ограждали государственный порядок от замыслов честолюбцев.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Отдохнув три дня после битвы при Фермопилах, персидское войско двинулось на юг покорить Элладу. Локрийцы подчинились Ксерксу без сопротивления; беотийцы и дорийцы уж раньше дали ему землю и воду; персы шли на фокейцев, на которых Ксеркс был очень раздражен за то, что они принимали участие в защите Фермопил. Фессалийские аристократы, издавна враждебные им, радовались, что пришел час мщения, и показывали персам пути по фокидским горам. Но лишь немногие из фокейцев дождались врага. Большая часть их ушла с семействами к озольским локрийцам в город Амфиссу или через залив в Ахайю; остальные ушли со своими стадами на высоты Парнаса. Персы опустошили верховье долины Кефисса, разрушили покинутые города Дримею, Титроний, Элатею, Гиамполь и другие, разграбили сокровища храма Аполлона в Абах, сожгли его; разоряли и жгли все. В Панопее войско их разделилось. С главными силами Ксеркс пошел через Давлиту в Дельфы ограбить и разрушить храм.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
Персидские воины

Персидские воины. Дворцовый барельеф в Персеполе

Автор фото - Arad

 

Когда пламя сожженных городов Панопея и Давлиды показало дельфийцам, что приближаются враги, они, подобно другим фокейцам, отвезли свои семейства к локрийцам и в Ахайю, спрятали свое имущество в Корикской пещере на Парнасе и заняли высоты этой горы. В Дельфийском храме Аполлона осталось только 60 человек, в том числе Акерат, составитель ответов оракула. Когда персы стали подыматься к Дельфам по узкой, крутой дороге и передние толпы варваров уже приближались к храму Афины Пронейской, фокейцы, занявшие высоты, стали скатывать на них огромные камни. В то же время поднялась сильная гроза; дикий вид лестности, гром и молния, катившиеся с гор камни, все это навело ужас на персов. В беспорядке они побежали назад в Панопей, преследуемые фокейцами, и многие толпы персов, заблудившиеся в горах, были истреблены. Храм Аполлона был спасен, и дельфийцы рассказывали об этом замечательном происшествии чудеса, возвышавшие славу их бога.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
Вид храма Аполлона в Дельфах в древности

Дельфийский храм Аполлона, одна из главных религиозных святынь Греции. Реконструкция

 

В передней части храма было найдено оружие, чудотворно положенное там; сам Аполлон низверг с Парнаса на варваров два громадных куска скалы: бегущих варваров преследовали два воина исполинского роста: это были Филак и Автоной, дельфийские герои. На памятнике победы, поставленном у храпа Афины, была сделана надпись, говорившая, что Зевс и Аполлон прогнали войско опустошителей-персов и спасли крытый медью храм.

Между тем главное войско персов шло по Беотии. Македонский царь поставил по границам беотийских полей и у ворот городов стражей, говоривший, приближающимся персам, что люди, живущие тут, – друзья их. Потому Беотия не была опустошаема. Персы разрушили только покинутые города Феспии и Платею за то, что граждане их дерзнули сражаться против Ксеркса, – феспийцы при Фермопилах, платеяне на афинских кораблях при мысе Артемисии. От сожженной Платеи войско пошло через Киферон в Аттику; персы проникли в нее через Дриоскефальское ущелье. Ксеркс, вероятно, дивился тому, что на всем пути к Афинам не встречает сопротивления, что греки не защищают против него даже и священную дорогу, на которую вступил он, миновав Трию. Он не знал, что афиняне по совету Фемистокла, покинули родину. Граждане, способные сражаться, были все на кораблях; а женщин, детей, невольников, имущества перевезли возвратившиеся от мыса Артемисия в Саронический залив корабли в Трезены, на Саламин и даже на Эгину, которая так еще недавно была враждебна афинянам.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Афинянам нелегко было решиться на эмиграцию. Им горько было покидать родину, свои дома, храмы, гробницы предков, оставлять на разрушение варварам все то, с чем соединены были их исторические и религиозные воспоминания. Но доводы Фемистокла преодолели все колебания разумных людей; а та часть афинского народа, которая не способна была понимать политических и военных соображений, была убеждена силою средств иного рода. Ей говорили, что в ответе дельфийского оракула дан совет покинуть Афины: с незапамятных времен клали каждый месяц медовую лепешку в храме богини Афины; теперь эта лепешка осталась нетронута, – ясное доказательство, что Афина удалилась из города; Ареопаг, пользовавшийся большим авторитетом у простонародья, высказался в пользу эмиграции и постановил выдать бедным людям пособие от государственной казны на содержание их семейств за границей; были собраны пожертвования и от частных людей для той же цели. Граждане Трезен приняли переселившихся к ним очень дружески и постановили выдавать всем взрослым людям по два обола в день из городской казны, а детям разрешили есть фрукты во всех садах и виноград во всех виноградниках. Но на Саламине большинство афинских эмигрантов принуждено было искать себе приюта в ущельях и пещерах. – Только казначеи храмов и некоторые старики или бедные люди остались в афинском акрополе. Они говорили, что «деревянные стены», надеяться на которые велит оракул, означают деревянную ограду храма Афины в акрополе, и решили, что будут защищаться от персов там.

Греко-персидские войны. Карта

Греко-персидские войны. Карта

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Персидское войско Ксеркса, не встречая сопротивления, вошло через отворенные ворота в покинутый город и ходило по пустынным улицам. Наконец персы увидали, что в акрополе остались люди и сделаны приготовления к обороне. Персы отошли от акрополя на холм Ареса. Афиняне, оставшиеся в акрополе, загородили входы в него досками и бревнами и усилили его укрепления тыном. Персы успели зажечь это деревянное укрепление. Они обвертывали стрелы паклей и, перед тем как пустить стрелу, зажигали паклю. Но афиняне продолжали отражать варваров, скатывая на них сверху скалы, камни и бревна. Писистрат, сын Гиппия, желавший, чтобы храмы Афин уцелели, убеждал осажденных покориться; но эти отважные люди продолжали успешно обороняться, пока наконец отряд персов не взошел на скалу с той стороны, где она была очень крута и потому оставалась без караула. Когда афиняне увидели, что персы входят в акрополь, то некоторые бросились вниз со стены, другие бежали в храм Афины. Персы вошли в акрополь, умертвили бежавших в храм, ограбили и зажгли храмы и дома. Сгорел весь город. После сожжения Афин персы прошли по Аттике до мыса Суния и взяли в плен немногих, попрятавшихся на родине; этих пленных было человек до 500; персы привели их к Ксерксу. Писистрат и его спутники принесли жертву Афине-Полиаде на пепелище её храма. Ксеркс отправил в Сузу вестника с радостным известием о взятии персами Афин. В Сузе усеяли улицы города миртами, воскурили фимиам на жертвенниках и устроили пир.

Греческие воины

Греческие воины эпохи похода Ксеркса на Грецию: пращник с Крита и гоплиты

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

На Истме в это время стояло большое союзное войско; в нем находились контингенты всех пелопоннесских государств, кроме аргосцев и ахейцев. Оно деятельно занималось окончанием сооружений для укрепления Истма; гоплиты и рабы работали безостановочно день и ночь. Отовсюду везли туда камень, кирпич, бревна, корзины, в которые насыпали потом песок. Безумна была мысль, что этот окоп защитит Пелопоннес от вторжения персов. Они могли бы свободно сделать высадку на берегу Арголиды; аргосцы встретили бы их дружелюбно, войска, стоявшие на Истме, разошлись бы тогда защищать свои родные города. Бывший спартанский царь Демарат советовал Ксерксу послать 300 кораблей с десантным войском, чтоб овладеть островом Киферой и делать оттуда высадки на лакедемонский берег. При враждебном настроении илотов и периэков эти вторжения персов поставили бы спартанцев в очень трудное положение. Но к счастью для Спарты Ксеркс отверг проект Демарата, по настоянию главнокомандующего персидским флотом Ахемена, который не хотел раздроблять своих сил. Спартанцы нашли однако же необходимым оставить одного из своих царей, Леотихида, в Спарте для охранения спокойствия государства. Войском, собравшимся против персов на Истме, командовал Клеомброт, брат павшего в битве при Фермопилах Леонида, сделавшийся по смерти его регентом до совершеннолетия сына его, Плистарха.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Войско Ксеркса

Решив идти на Грецию, Ксеркс деятельно задался приготовлениями к походу. Они производились в громаднейшем размере по всему Персидскому царству. Целых два года (483–481 гг. до Р. Х.) Ксеркс собирал войско. Известия Геродота об этом, вероятно, заимствованы из народных греческих преданий и персидских легенд, как и его рассказы о милости Кира; но, хотя бы мы и очень сильно уменьшали цифры, приводимый им, как преувеличенные народною фантазией, все‑таки мы должны будем сказать, что приготовления Ксеркса к покорению Греции были колоссальны. Приморские народы: финикияне, египтяне, киликияне, киприоты и в особенности греки Анатолийского берега и островов Эгейского моря готовили для войска Ксеркса военные корабли и транспортные суда; а опытные мастера народов, искусных в инженерной работе, египтян, финикиян и греков, были посланы прорыть через перешеек афонского мыса у города Саны канал шириною в 80 футов, чтобы флот мог пройти тут, не имея надобности огибать мыс, у оконечности которого постоянно свирепствовали бури и погибли корабли прежней экспедиции; другие мастера между тем строили два моста через Геллеспонт (Дарданеллы) в самом узком месте пролива, близ города Систа; там от скалистого выступа берега у Мадита до Абидоса ширина пролива составляет только 5000 футов. Поперек пролива ставили корабли на крепких канатах, по кораблям настилали помост из бревен, огораживая его перилами. На «Белом берегу» близ Геллеспонта и во всех греческих городах по Фракийскому берегу до самой Македонии заготовлялись громадные запасы провианта для воинов и корма для лошадей и для скота, громадные стада которого должны были идти за войском для его продовольствия. Ксеркс издал повеление, чтобы все народы всех областей его царства присылали войско для похода на Грецию.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Не было в Азии ни одного народа, которого Ксеркс не повел бы на эту войну, – говорит Геродот. – Одним народам велел он готовить военные корабли, другим присылать пехоту, или конницу, или суда для перевозки лошадей, или длинные суда для постройки мостов, или суда с провиантом». Ксеркс был так уверен в победе, что, когда греческие лазутчики были захвачены в Сардах, подвергнуты пытке начальником войск той области и осуждены на смерть, то он велел освободить их и показать им все войско. Судам, плывшим из Понта (Чёрного моря) в Грецию с грузами хлеба, он дозволил свободно продолжать плавание, говоря, что хлебом, который привезут они в Грецию, воспользуются там персы.

1. Канал через афонский перешеек рыли три года. Геродот рассказывает об этом так (VII, 22 и след.): «Корабли становились у херсонесского города Элеунта; они привозили множество воинов всяческих племен; эти воины, принуждаемые в работе плетьми, рыли канал поочередно. Рыли и жители Афона. За работою наблюдали персы Бубар и Артахей. Там, где мыс примыкает к материку, перешеек его имеет 12 стадий (около 2 верст) ширины; это равнина с небольшими холмами. Варвары распределили работу между разными народами и провели линию канала совершенно прямо через перешеек от города Саны. Когда копали канал, то почти все народы царства Ксеркса рыли его одной ширины и сверху и снизу; потому стены его постоянно обваливались, и те люди делали себе этим двойную работу! Только финикияне показали и тут, как везде, ум и искусство. Они копали ширину канала вверху вдвое больше, чем следовало быть ширине дна его и делали стены его отлогие, копая его чем ниже, тем уже. Там есть также луг; на нём они имели рынок, и им привозили муку из Азии в большом количестве». Канал имел такую ширину, чтобы могли идти рядом две триеры; вход и выход из него были укреплены плотинами. Работники, копавшие канал, навели и мост через Стримон.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

2. Мосты для перехода войска Ксеркса через Геллеспонт строили таким образом: ставили в ряд пятидесятивесельные суда и триеры; тот мост, который был ближе в Понту, имел их 360, а другой мост – 314, пятидесятивесельные суда были поставлены наискось, а триеры вдоль течения. Установив судно, бросали большие якоря, потому что там бывает сильный ветер. Для проезда мелких судов Ксеркса были оставлены в трех местах проходы. Установив корабли на якорях, протягивали через них крепкие канаты и натягивали их деревянными кабестанами; финикийские канаты были льняные, а египетские были сделаны из библоса. Льняные канаты были так толсты, что локоть весил фунт. Натянув канаты, делали настилку моста из бревен такой длины, какую ширину следовало иметь мосту; бревна клали плотно одно к другому и связывали их канатами. На бревна настилали доски, на дощаной помост насыпали землю и крепко утаптывали ее. У того моста, который был к западу, сделали с обоих боков забор для того, чтобы тот, для которого был назначен этот мост, не видел моря и не пугался. Тот мост, который был ближе в Понту, предназначался для перехода войска Ксеркса.

Осенью (481 г.) войска восточных и северо‑восточных горных областей собрались в Каппадокийском городе Криталле, куда приехал к ним Ксеркс и повел их но царской дороге через Коману, Анкиру, Пессинунт, Колены, Колоссы, Коллатеб в главный город Лидии, Сарды.

 

В Келенах жил Пифий, самый богатый человек на свете; он сделал прекрасное угощение всему войску и предоставил в распоряжение царю все свои сокровища; Ксеркс богато наградил его и дал ему титул своего друга. На яворе необыкновенной красоты Ксеркс повесил золотое украшение и оставил воина из отряда бессмертных хранителем этого дерева. – Последователи учения Заратустры имели религиозное уважение к высоким и красивым деревьям.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

В Сардах Ксеркс услышал, что буря разломала мосты на Геллеспонте; он велел отрубить головы строителям за то, что они не умели сделать работу прочно. По рассказам греков, Ксеркс приказал высечь море: дать непокорной стихии 300 ударов бичом и бросить в него оковы. Мосты для войска были построены вновь и скреплены более толстыми канатами; море покорилось наложенному на него игу.

Весною 480 года войско Ксеркса пошло из Сард к Геллеспонту. Тогда опять были посланы в Грецию вестники требовать, чтобы царю были даны земля и вода. Ксеркс велел им не ездить в Афины и в Спарту. Войско шло прибрежьем, через Атарней и Адрамиттий. Перед Сардами лежали по сторонам дороги две половины рассеченного человеческого тела. Это был старший сын келенского богача: Пифий в надежде на расположение, выказанное ему Ксерксом, попросил, чтобы ему был оставлен для надзора за хозяйством один из пяти его сыновей, бывших в войске. Вознегодовав на эту просьбу, Ксеркс поступил так, как его отец Дарий при подобной просьбе Эобаза: велел убить старшего сына просителя и положить разрубленное тело на дороге в предостережение всем. Когда войско Ксеркса шло через землю, где раньше стояла Троя, воды Скамандра не достало на питье этому множеству людей и животных. Маги и царь принесли на пергамском холме жертву, состоявшую из 1000 быков. По словам Геродота, Ксеркс посетил место, где стоял дворец Приама и слушал рассказы о Троянской войне. На абидосской равнине сложили из белого камня высокую эстраду; Ксеркс смотрел с неё на свое громадное войско и флот. Ему вздумалось посмотреть на примерное сражение кораблей. Оно было устроено; победу одержали сидоняне. Обозревая Геллеспонт, покрытый кораблями, прибрежье и абидосские поля, покрытые войском, Ксеркс, по словам Геродота, говорил, что он счастлив, а потом заплакал при мысли о краткости человеческой жизни. Артабан, воспользовавшись этим настроением, повторил ему свои возражения против похода на Грецию; но они и теперь остались напрасны, Ксеркс назначил его правителем государства на время своего отсутствия, и он возвратился в Сузы

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

В день, с которого начался переход войска Ксеркса, маги рано утром совершили молитвы у мостов, воскуряя на жертвенниках фимиам, и усеяли дорогу миртовыми ветвями. Когда показалось солнце, Ксеркс взял золотую жертвенную чашу, поднял ее с молитвою к богу Солнца о том, чтобы не встретило препятствий покорение Европы, и бросил, по рассказу Геродота, в волны Геллеспонта эту чашу, золотой кубок и персидский меч.

Первым пошел через мост отряд 10.000 бессмертных с венками на головах. За ними шли войска разных народов. На второй день с войском поехал сам Ксеркс. Впереди шли 1000 конных и 1000 пеших телохранителей, отборные воины, тоже украшенные венками; потом вели десять священных коней, великолепно украшенных; за ними ехала священная колесница Митры; ее везли восемь белых коней. За нею ехал Ксеркс, окруженный своими родственниками, сотрапезниками и друзьями: тут были и Писистрат, и Демарат. За царской свитой следовали опять отряды конных и пеших телохранителей. Остановившись на европейском берегу, Ксеркс смотрел, как переходит мост остальное войско; войска шли через мост семь дней и семь ночей между рядами людей, поставленных по обе стороны с бичами в руках для охранения порядка.

Перешедши мосты, войско Ксеркса пошло по Херсонесу Фракийскому мимо городов Кардии и Агоры, потом повернуло на запад к Дориску; там, на равнине Гебра, был назначен смотр. Флот, состоявший из 1200 триер, вошел в эносскую гавань, при устье Гебра; транспортные суда были вытащены на берег между Зоною и Салою; их было 3000; большею частью это были морские лодки, имевшие по 30 гребцов. Мосты велено было оставить целыми; охранение их было поручено жителям Абидоса.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
Войско Ксеркса

Войско Ксеркса: персидский знаменосец, армянский и каппадокийский солдаты (слева направо)

 

На равнине у города Дориска войско Ксеркса было перечислено и разделено на отряды. Чтобы узнать число всех участвовавших в походе людей – конницы, пехоты, матросов и обозной прислуги – сосчитали 10,000 человек, поставили их плотно друг к другу, очертили это место и обвели оградою. После того стали вводить в эту ограду других людей, сколько поместится, и отмечали, сколько раз повторяется это; ограда наполнялась 170 раз. Таким образом, по рассказу Геродота об этом счете, число всех шедших на Грецию воинов, вместе с огромным числом людей, находившихся на военных кораблях и перевозочных судах или шедших при обозе, достигало неслыханного количества 1,700,000 человек. А потом присоединились к ним войска фракийцев и македонян. Правда, число прислуги было громадно и эти люди не были воинами; правда, способ счета был не точный; и конечно, цифра его была очень преувеличена преданием; но все‑таки должно считать достоверным, что Ксеркс вел на Грецию войско, состоявшее более, чем из 800.000 человек, и флот, в котором считалось 1200 военных кораблей с экипажем, простиравшимся до 250,000 человек.

Перечислив войско, распределив его по племенам и по роду оружия, назначив над отрядами надежных начальников из числа своих родственников и сотрапезников, Ксеркс произвел большой смотр всему сухопутному войску; он на боевой колеснице проехал по фронту пехоты и конницы; сидевший подле него писец записывал имена племен; потом Ксеркс сделал смотр флоту; он объехал его на быстром сидонском корабле. Никакой другой завоеватель ни раньше, ни позже не вел на войну такое множество разных народов, какое было в том войске, которое обозревал Ксеркс на равнине Гебра. Воины каждого народа были в своей национальной одежде и со своим народным вооружением.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
Солдаты армии Ксеркса

Войско Ксеркса: халдейские пехотинцы, вавилонский лучник, ассирийский пехотинец (слева направо)

 

Персидская и мидийская пехота войска Ксеркса была в пестрых кафтанах, шальварах и в тиарах; оружие её составляли: большой лук с тростниковыми стрелами, короткое копье и кинжал при поясе. Кроме персов и мидян, тут были воины из племен, живших в степях Оксуса и Яксарта, скифский народ саки, вооруженные луком и боевой секирою; войска восточного Ирана: бактрийцы, арийцы, гирканцы, парфяне и пр. Были у Ксеркса и войска с берегов Инда; их одежда была белая, из бумажной ткани; они имели луки и тростниковые стрелы; тут были гладковолосые эфиопляне, имевшие вместо шлемов шкуры лошадиных голов с ушами и гривой; щиты их были обтянуты журавлиной шкурой. Тут были воинственные горцы южного и западного берегов Каспийского моря, в деревяннных шлемах, со щитами из воловьих шкур. На воинах народов Евфрата и Тигра были медные шлемы с вычурными украшениями и льняные панцири; они были вооружены обитыми железом булавами. Были в войске Ксеркса и народы юга: арабы в белой одежде с длинными луками, искусные стрелки, эфиопляне в леопардовых и львиных шкурах, с копьями, на конце которых вместо железа был заостренный рог газели, ливийцы в кожаных панцирях. Были у Ксеркса и народы Малой Азии, уже давно знакомые грекам, пафлагонцы, каппадокийцы, фригийцы, в сапогах с короткими голенищами, в плетеных шлемах, с маленькими щитами и дротиками, острие которых было просто деревянное обожженное; лидяне, оружие которых было почти такое же как греческое; вифинцы в пестрой одежде, в сапогах из оленьей шкуры, в лисьих шапках. Не менее разнохарактерна была и конница войска Ксеркса, в которой считалось 80,000 человек. Тут были мидяне и персы в тяжелых латах на горячих боевых конях; тут были легкие всадники кочевых сагардийцев, имевшие единственным своим оружием кожаную веревку с петлею (аркан); тут быт боевые колесницы, запряженные лошадьми и онаграми, тут были полунагие арабы на высоких дромадерах. За войском Ксеркса следовало несметное множество телег и вьючных животных с провиантом, множество экипажей с наложницами царя и вельмож, и множество прислуги.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
Воины армии Ксеркса

Войско Ксеркса: гоплит из подвластной персам греческой Ионии, лидийский гоплит (слева направо)

 

Таково было войско, которое теперь пошло тремя отделами к Стримону через землю фракийских племен и области греческих городов Месемврии, Маронеи и Абдеры, принуждая племена, жившие далеко от моря, идти вместе с ним, а приморские города присоединять свои корабли к флоту. Только воинственные бисальты, жившие в лесах покрытых снегом гор, отважились защищать свою независимость. Население греческих городов, принужденное не только давать корабли и войско, но и угощать Ксеркса с его сотрапезниками, кормить все войско при походе через их земли, было так разорено, что бежало, бросая свои дома. Угощение было тем убыточнее, что персы имели обычай брать всю подаваемую на стол посуду. В Аканое к войску Ксеркса подошел флот; он был теперь еще многочисленнее прежнего, так как к нему присоединились корабли греческих городов Фракийского берега; в нем теперь считалось 1327 триер.

Матросы и морские солдаты войска Ксеркса тоже были очень разнохарактерны по одежде и вооружению. На финикиянах были льняные панцири; число финикийских кораблей было 300; число египетских 200; на египтянах были плетеные шлемы и панцири; они были вооружены железными крюками. Кипрские цари привели на помощь войску Ксеркса 150 триер; на головах у царей были повязки. Число киликийских кораблей было 100; на моряках были шлемы и шерстяная одежда; вооружение киликиян составляли небольшие круглые щиты из воловьей шкуры, дротики и мечи. Ликийцы прислали 50 кораблей; их воины имели на плечах козьи шкуры; шапки у них были с перьями: оружием у них был лук с неоперенными тростниковыми стрелами. Карийцы, имевшие 70 триер, были вооружены почти так же, как греки, и отличались от них только тем, что имели серпы и кинжалы. Все греческие города азиатского прибрежья и островов вынуждены были также прислать свои корабли; число их триер простиралось до 427; такого числа кораблей не имел весь флот европейской Греции.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
Бойцы войска Ксеркса

Войско Ксеркса: эфиопский лучник, пехотинец из Хорезма, пехотинец из Бактрии, всадник из Арианы (слева направо)

 

Ксеркс выказал большую милость к жителям Аканфа за то, что они усердно работали при прорытии канала. От Аканфа войско Ксеркса пошло через гористый полуостров Халкидику в город Терму. На этом пути беспокоили его львы: сбегая ночью с гор, они нападали на верблюдов. Флот, перешедши каналом, прорытым через перешеек Афона, обогнул мысы Ситонию и Паллену и соединился с войском в Термейском заливе; войско, благополучно перешедши горы, расположилось вдоль берега до устья Галиакмона (в 5 географических милях от Термы). Царь македонский Александр присоединился со своим войском к персам и стал служить проводником их. Из Македонии вели в Фессалию два пути: один по прибрежью Пиерии к устью Пенея и оттуда по Темпейской долине; другой шел через горы Олимпа, поросшие лесом и во многих местах очень крутые. Оба пути представляли такие трудности, которые были бы почти совершенно непреодолимы, если бы в местах, удобных для обороны, были поставлены войска. Но не только македоняне покорились Ксерксу, покорились, после некоторого колебания, и фессалийцы. Войско, состоявшее из пелопоннесцев и афинян, было послано по Эвбейскому проливу в Темпейскую долину. Начальство над ним было поручено спартанцу Эвенету и Фемистоклу. Оно состояло из 10,000 гоплитов и было предназначено защищать, при помощи фессалийцев, проходы через ущелья Олимпа. Когда фессалийцы послали персидскому царю землю и воду, оно принуждено было отступить. – Дорога по прибрежью оказалась неудобной для персов: местами скалы подходили так близко к реке, что едва оставалось место для проезда телеги; Ксеркс только подъехал на сидонском корабле взглянуть на устье Пенея. Воины, посланные вперед, проложили удобные дороги через горы и болота поодаль от моря; войско прошло там через землю перребов в Лапаф и Гонн и спустилось с гор в долину Пенея.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

И вот стояли у ворот Греции те бесчисленные войска, о которых персидские старики у Эсхила говорят: они пошли из Сузы, пошли из Экбатаны, из города киссийцев, пошли конные сонмы; другие поплыли на кораблях; пошла и пехота, отборное войско: пошла вооруженная луком конница, страшная на вид, храбрая в битве. Как рой пчел пошло войско Ксеркса по укрепленному канатами мосту через пролив Геллы, дочери Атаманта, возложив на море ярмо; – стрелки из Мизии, жители святого Тмола, воины богатого золотом Вавилона в пестрых одеждах; гребцы из дельты Нила, – все пошли поработить Грецию. Сильный владыка многолюдного царства, богоподобный потомок золотого рода, повел бессмертных воинов в греческую землю. Ксеркс сидел на ассирийской боевой колеснице, подобный кровожадному дракону, и ободрял пламенным взглядом черных глаз войско, искусное биться копьями, искусное стрелять из лука. Кто устоит против этого множества людей, какой оплот удержит это наводненье? Мужествен персидский народ, неодолимо войско Ксеркса, и дано ему судьбою одерживать победы и брать города.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Поход Ксеркса на Грецию

Когда персы в начале своего похода на Грецию вступили в Фессалию, греки не были совершенно не приготовлены к обороне. Еще осенью 481 года, когда Ксеркс собирал свои войска в Сардах, послы Спарты, Афин и всех греческих государств, решившихся сопротивляться, собрались, по предложению Фемистокла, на Истме для совещания о мерах, какие нужно принять для защиты. Все пелопоннесские государства, находившиеся под гегемонией Спарты, прислали своих уполномоченных; Аргос, по зависти к лакедемонянам, уклонился от участия в общем деле.

Аргосцам было очень приятно, что их эгоистический отказ одобряется оракулом, который дал им совет: «не высовывать копья и защищать голову». Условием своего участия в союзе они ставили, чтобы спартанцы заключили с ними мир на 30 лет и дали им участие в начальствовании над союзным войском. Спартанцы отвечали, что готовы предоставить начальнику аргосских войск голос, равный со спартанскими царями. Но аргосцы только искали предлога для отказа и, вместо ответа, велели спартанским послам выехать их города. Они надеялись, что лакедемоняне будут разбиты персами, и тогда гегемония над Пелопоннесом достанется им. Ахейцы, занимавшие северный берег Пелопоннеса, тоже не приняли участия в совещании.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
Греко-персидские войны. Карта

Греко-персидские войны. Карта

 

Гораздо хуже было положение дел в северной и средней Греции: из всех государств этих частей её приняли участие в союзном совете только Афины и небольшие государства Платея и Феспии; Фиванское олигархическое правительство дало персидским вестникам символы покорности. Фиванцы надеялись, с помощью варваров, восторжествовать над ненавистными афинянами, защитившими от них независимость Платеи. Их примеру последовали союзные с ними беотийские города и фессалийские племена от южных склонов Олимпа до долины Сперхея.

 

Фессалийцы, как мы видели, сначала выказывали расположение сопротивляться Ксерксу; они просили совет, собравшийся в Истме, послать на помощь им войска; войска были посланы; но Александр, царь македонский, склонил фессалийскую аристократию переменить политику. Алевады уже прежде были в союзе с Ксерксом; теперь и другие фессалийские династии дали ему землю и воду. Фессалийцы полагали, что теперь им удобно будет отметить фокейцам за прежние обиды.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
Греческий гоплит

Греческий гоплит

 

Такие факты не могли внушать другим грекам хороших надежд, и дельфийские жрецы делали все, что могли, для того, чтобы отнять у них мужество. Дельфийский оракул одобрил, как мы видели, уклонение аргосцев от участия в общем деле; точно так же он дал критянам совет не участвовать в войне; он возвестил жителям Спарты, что их город будет опустошен, или их царь будет убит; он сначала советовал афинянам, чтобы они покинули свой город и бежали на край света, потому что от сирийской колесницы ниспадет огонь и ярость Ареса и низвергнет все во прах; когда афинские послы явились во второй раз с оливковыми ветвями, как умоляющие о защите, и просили Аполлона дать ответ более милостивый, тогда был дан знаменитый ответ, говоривший, что деревянные стены спасут Афины. Фемистокл воспользовался этим прорицанием, чтобы склонить афинян к усиленно флота, объяснив им, что оракул говорит о деревянных стенах кораблей. Дельфийским жрецам не нравилась война с персидским государством, цари которого постоянно оказывали расположение к ним. Притом, подобно аристократам других греческих городов, они смотрели враждебно на развитие общего национального патриотизма, имевшего демократический характер и грозившего опасностями их иерархическому авторитету.

Но греки не теряли мужества. Совет, собравшийся на Истме и состоявший из послов тех греческих государств, которые решились сопротивляться походу Ксеркса, постановил решение, что все войны и ссоры между греческими государствами должны быть прекращены для того, чтобы все силы греков могли соединиться против варваров; этим постановлением была прекращена война между Афинами и Эгиною. Оба государства возвратили друг другу заложников и пленных; Эгина, которая прежде дала Ксерксу землю и воду, присоединилась к союзу, составившемуся для сопротивления персам.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Греческие воины

Греческие воины эпохи похода Ксеркса на Грецию: пращник с Крита и гоплиты

 

Керкиряне тоже обещали прислать помощь, но преднамеренно прислали свои 60 триер слишком поздно. Было отправлено посольство и в Сицилию просить помощи у сиракузского тирана Гелона. Но он требовал, чтобы его назначили главнокомандующим. Греки не согласились на это, и он отослал послов с отказом. Он и другие сицилийские тирании не могли бы впрочем прислать войско и потому, что Сицилии угрожало нашествие карфагенян.

«Кто назовет афинян спасителями Греции, тот скажет правду», – говорит Геродот. Действительно, афиняне и великий руководитель их, Фемистокл, советам которого они безусловно следовали, выказали в отражении похода Ксеркса на Грецию геройское мужество, удивительное благоразумие и самообладание, и готовность на все жертвы. Первою заботою их было поддержать патриотическую решимость в государствах, колебавшихся оставаться участниками национального дела. В договор, заключенный при совещании на Истме, была внесена клятва, что все греки, которые добровольно покорятся персам, должны быть наказаны, и десятая доля их собственности должна быть отдана Дельфийскому храму. Фемистокл убеждал союзников избрать оборонительною линиею против войска Ксеркса гору Эту и узкие море у северного берега Эвбеи; спартанцы сначала не соглашались на это; они думали ограничиться обороною Пелопоннеса и, сообразно этой мысли, хотели перегородить Истм стеной от моря. Но для афинян и других греков средней Эллады такой план войны был бы погибелью. Спартанцы наконец согласились занять войском проход через Эту. Защитою его они охраняли от разрушения дельфийский храм, которым очень дорожили; с тем вместе можно было надеяться, что при этом беотийцы возвратятся к национальному делу или, по крайней мере, будут удержаны от явного присоединения к персам. 

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Было решено, что корабли лакедемонян, коринфян, эгинцев, мегарян, и других приморских государств Пелопоннеса соединятся с афинским флотом и пойдут к мысу Артемисию. Фемистокл требовал, чтоб управление морской войной против флота Ксеркса было поручено афинянам, как управление войною на суше было предоставлено спартанцам; требование было справедливо: афиняне дали союзному флоту больше кораблей, чем все другие греческие государства вместе. Но спартанцы требовали себе главного начальства и над флотом, хотя совершенно не знали морской войны; эгинцы, по ненависти к афинянам, поддерживали их, и Фемистокл посоветовал афинянам для пользы общего дела уступить, принести свои справедливые притязания в жертву спасению отечества; Геродот прославляет афинян за эту уступчивость.

«Союзники не соглашались, и афиняне уступили, – говорит Геродот. – Они желали спасения Эллады и видели, что она погибнет, если они будут спорить из-за начальства над флотом. Они сделали это очень хорошо, потому что раздор между союзниками настолько же хуже единодушной войны, на сколько война хуже мира».

Греческие воины

Греческие воины эпохи похода Ксеркса на Грецию: фессалийский конник и легковооружённый метатель камней и дротиков

 

Когда греки праздновали олимпийское торжество в июле 480 года, то, вероятно, было много тревоги у них на душе и мало радости: шедшие в поход на Грецию войска Ксеркса, преодолевая тяжелые затруднения, спускались в это время с лесистых высот Олимпа в фессалийскую равнину. Олимпийский праздник послужил для лакедемонян благовидным предлогом послать на защиту Фессалии лишь небольшой отряд. Они оправдывались и тем, что в следующем месяце у них совершается карнейский праздник, на котором молодые граждане их должны присутствовать. Пелопоннеское войско, занявшее в начале августа узкий приход у Фермопил, между хребтом Эты и болотистым прибрежьем, было очень невелико: в нем считалось около 4000 человек; число спартанцев в нем было только 300; все они были женатые люди немолодых лет; при них находилось 700 или 1000 лакедемонских периэков. Но холодность спартанского правительства к общему делу загладил своим патриотизмом и геройством царь Леонид, которому было поручено начальство над этим войском.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

 Он говорил, что войско, которое ведет он – лишь передовой отряд большого войска; этим он склонил феспийцев, локров, дорийцев и фокейцев присоединиться к нему, запугал фиванцев, так что они не посмели ослушаться его приказаний и дали ему 400 гоплитов, которые, как бы служили заложниками их верности национальному делу. Таким образом, спартанский царь увеличил до 7.200 тяжеловооруженных воинов силу отряда, с которым расположился станом у Альпен. Со стороны моря его поддерживал союзный флот, состоявший из 271 триеры и находившийся под начальством спартанца Эврибиада. Флот стал у северо‑восточного конца Эвбеи близ храма и рощи Артемиды и посредством одного из аттических кораблей вел непрерывные сношения с Леонидом.

Выступая с войском в дальнейший поход из Термы, Ксеркс дал своему брату Ахемену, начальствовавшему над флотом, приказание подождать десять дней и потом идти в Пагасейский залив, до которого в это время он дойдет с войском.

Персидские воины

Персидские воины. Дворцовый барельеф в Персеполе

Автор фото - Arad

 

Ахемен в эти дни послал 10 сидонских кораблей на рекогносцировку до острова Скиафа. У этого острова они нашли три сторожевых греческие корабля и напали на них. Из трех кораблей два, после храброй обороны, были взяты врагами; один был трезенский, другой эгинский. Сидоняне принесли в жертву богам на передней части корабля Леона трезенского, самого красивого из пленных, остальных обратили в рабство. Третий корабль, афинский, успел уплыть к берегу, и экипаж его спасся, ушедши на остров. Этот случай очень напугал греков, так что, когда сигналы, поданные огнем с острова Скиафа, известили их о движении неприятельского флота вперед, то греческий флот тотчас же поплыл в Эвбейский пролив и отступил до Халкиды, где находилось самое узкое место пролива.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

На одиннадцатый день флот Ксеркса вышел из Термейского залива и подошел к Сепийскому мысу. Ахемен не хотел идти ночью по неизвестному морю и велел передним кораблям расположиться у берега магнетов от Кастанеи до мыса, а задним кораблям стать на якорь в море. День был ясный и тихий, но ночью поднялся сильный северо‑восточный ветер, часто бывающий в тех местах и называвшийся у греков геллеспонтским. Он понес корабли на скалы, которыми спускается к морю Пелион; задние корабли наталкивались у скал на передние. Маги напрасно старались прекратить бурю жертвоприношениями и заклинаниями. Она свирепствовала трое суток и потопила 400 кораблей с бывшими на них людьми и сокровищами. Персидские начальники опасались, что прибрежные жители, пользуясь их бедою, нападут на тех, которые успели выйти на берег, и наскоро построили из обломков разбитых кораблей укрепление.

 

Греки, стоявшие в закрытом от ветра Халкидском проливе, услышали от поставленных на страже эвбейцев о потере, которой подвергся неприятель, и принесли благодарственные жертвы богам моря и ветров, «Спасителю Посейдону» и Борею, оказавшему им такую услугу. Они ободрились, повернули назад к Артемисию и успели еще нагнать задние корабли персидского флота, который, огибая мыс Артемисий, шел в Пагасский залив; они взяли 15 триер. Двух из пленных начальников триер: Ардолиса алабандского и Пенфила пафосского, они послали скованных на распоряжение союзного совета, заседавшего на Истме, расспросив их о числе, положении и планах неприятеля.

Счастье очень благоприятствовало грекам, но начальники пелопоннесских кораблей, в особенности Адимант, командовавший коринфскою эскадрой, и главнокомандующий флота Эврибиад, все‑таки считали невозможным отваживаться на битву с неприятелем, который, после всех потерь, все еще имел более 1000 кораблей; они и ушли бы на юг, если бы эвбейцы, опасавшиеся, что, по их отступлении, персы опустошат всю Эвбею, не дали Фемистоклу средств подкупить Эврибиада и Адиманта.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эвбейцы дали Фемистоклу 30 талантов (около 43.000 руб. сер.). Он отдал из этих денег 5 талантов (около 7,000 руб.) Эврибиаду, 3 таланта Адиманту в один талант своему соотечественнику Архителу, начальнику афинского священного корабля, подавшему голос тоже за отступление; остальные деньги он удержал у себя для будущих надобностей. Те, кто получил деньги, полагали, что они даны афинянам. Подкуп произвел желанное действие. Греческий флот остался у Артемисия.

Персидские лучники

Персидские лучники (возможно, из корпуса бессмертных). Фриз дворца царя Дария (отца Ксеркса) в Сузах

 

Брат Ксеркса Ахемен, знавший от лазутчиков, что у греков гораздо меньше кораблей, чем у него, составил план истребить или захватить весь греческий флот, так, чтобы не ушел ни один корабль. Он тайно послал 200 кораблей к острову Скиафу, велел им идти кругом Эвбеи до южного конца её, вступить с юга в пролив и таким образом отрезать отступление тем греческим кораблям, которые спаслись бы от его нападения. Он хотел напасть на греческий флот, когда получить известие, что посланная им эскадра вошла в пролив. Узнав об этом распоряжении, Фемистокл предложил военному совету воспользоваться тем, что часть неприятельского флота ушла и немедленно напасть на Ахемена. Военный совет, после некоторого колебания, согласился, и перед вечером греки двинулись к персидскому флоту. Прежде, чем персы успели развернуть свои силы, греки захватили у них 30 кораблей и, под охраною наступившей темноты, возвратились в прежнюю позицию со своею добычей. В числе пленных находился брат царя кипрского города Саламина. Греки надеялись, что ионийские корабли персидского флота перейдут к ним. Но перешла только одна лемносская триера, которою начальствовал Антидор. В следующую ночь снова поднялась буря с грозою и проливным дождем. Она понесла по морю до самых Афет тела и обломки кораблей, лежавшие на скалистом прибрежье Пелиона, и произвела большой беспорядок во флоте Ахемена. А те 200 триер, которые отправились кругом Эвбеи, были застигнуты бурей в открытом море, и она с такою силою бросила их на скалы Стирского залива, что не спаслась ни одна из них; и корабли и люди потонули. 

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Так божество уменьшало разницу в числе кораблей между греческим и персидским флотом, говорит Геродот. Известие о погибели этих 200 кораблей было для греков тем радостнее, что оно пришло к ним с новым подкреплением: новая афинская эскадра, состоявшая из 53 кораблей, присоединилась к прежним. Мужество греков возросло; вечером они возобновили нападение и взяли несколько киликийских кораблей. Раздраженный смелостью греков и опасаясь гнева Ксеркса, Ахемен на третий день вывел свой флот на битву. Персы шли на греков полукругом. Они сражались очень храбро, но битва осталась нерешенною, и они потерпели большой урон, потому что при тесноте места их корабли мешали друг другу своею многочисленностью, не имели простора маневрировать, сталкивались. Но и греки не могли торжествовать победу. Афиняне сражались очень храбро, в особенности отличился геройством Клиний, построивший на свой счет триеру, на которой было 200 человек экипажа; но половина афинских кораблей была повреждена, а египтяне, которые бились храбрее всех других варваров, взяли в плен пять греческих судов с их экипажем. Оба флота возвратились на прежние свои позиции. Греки могли гордиться тем, что выдержали битву против неприятеля, далеко превосходившего их числом. Но начальники их нашли опасным оставаться на прежнем месте и подвергать себя новому нападению. Когда было получено известие, что войско Ксеркса овладело Фермопилами, греки решили отступить. Однако ж Фемистокл сумел задержать отступление, пока жители Эвбеи успели перерезать свой скот или переправить его на юг. Греческий флот пошел от мыса Артемисия в стройном порядке; коринфяне позади всех. Фемистокл с быстрыми кораблями приставал местами к берегу и писал у потоков, из которых неприятели должны были черпать воду или на скалах, воззвание к ионийцам:

«Вы поступаете несправедливо, сражаясь против ваших отцов и помогая поработить Грецию. Перейдите к нам или, если не можете, то спешите домой и убеждайте карийцев сделать то же. Если же ваше иго так крепко, что вы не можете сделать ни того, ни другого, то, по крайней мере, доказывайте в битвах, что вы сражаетесь неохотно и что вы помните общность нашего происхождения». Фемистокл рассчитывал, что, если это воззвание и не произведет перемены в образе действий ионийцев, то по крайней мере возбудит в персах и Ксерксе недоверие к ним.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Потерпев страшное поражение при Саламине, Ксеркс колебался, не сумев остановиться ни на каком решении. Сначала он хотел соединить мостом из кораблей афинский берег с островом Саламином, перейти с войском через этот пролив, как перешел через Геллеспонт, и дать вторую битву грекам на море и на суше. Но этот проект не был одобрен на военном совете. Мардоний предложил другой план: пусть Ксеркс возвратится с большею частью войска в свое царство, и оставит его с 300.000 отборных воинов в Греции; этого войска будет достаточно, чтобы покорить ее. Артемисия тоже советовала Ксерксу немедленно возвратиться в Азию; разрушением Афин цель похода в Грецию достигнута, говорила она; если царь останется дольше в Греции, то в Азии возникнут мятежи. – По восточным понятиям, без царя не мог продержаться порядок в царстве.

Ксеркс решился возвратиться из Греции в Азию, главным образом из опасения, что греки разрушать мосты на Геллеспонте, возбудят ионийцев и другие народы Малой Азии к восстанию и отрежут его от его царства. Тотчас же после Саламинской битвы он послал часть флота охранять Геллеспонт; греческие корабли преследовали эту эскадру до Андроса; Ксеркс очень боялся, что они пойдут прямо в Геллеспонт. И действительно, в совещании начальников греческого флота на Андросе был поднят вопрос, не следует ли отнять у Ксеркса путь отступления разрушением мостов. Но Греция слишком много пострадала бы, если бы несметное войско Ксеркса долго оставалось в ней; потому было решено не мешать отступление его. Фемистокл отклонял своих сограждан от желания преследовать неприятеля, советовал им дать ему спокойно удалиться, чтоб отчаяние не пробудило в персах мужества; он говорил афинянам, что они должны заняться постройкою жилищ, посевом хлеба, восстановить свое разоренное домашнее хозяйство. Чтобы вернее достичь цели, он употребил средство, которое раз уж употребил с успехом: снова послал своего верного раба Сикинна передать Ксерксу известие такого содержания: «Чтоб оказать тебе услугу, Фемистокл отклонил греков от намерения преследовать твои корабли и сломать мосты на Геллеспонте. Итак, иди своим путем спокойно». Получив это извещение, Ксеркс решил возвратиться. Он поручил Артемисии отвезти его сыновей в Эфес, и пошел из опустошенной Аттики, взяв с собою медные статуи Гармодия и Аристогитона и другие, какие нашел, немногие вещи, которые могли служить трофеями.

  • Downvote 2

Share this post


Link to post
Share on other sites
Солдаты армии Ксеркса

Войско Ксеркса: халдейские пехотинцы, вавилонский лучник, ассирийский пехотинец (слева направо)

 

В Фессалии остались войска, которые отобрал себе Мардоний. Это были лучшие части полчищ, принимавших участие в походе Ксеркса на Грецию: отряд 10,000 бессмертных, отборные отряды мидян, саков, бактрийцев, индийцев; персы, украшенные ожерельями и браслетами; самые крепкие воины других племен. Более 250.000 человек пехоты и конницы остались с Мардонием зимовать в Фессалии; к весне число их должно было увеличиться подкреплениями. Ксеркс хотел прислать с Геллеспонта Артабаза с 60.000 человек; из Македонии, Фессалии, Беотии должны были прийти к Мардонию и всадники и гоплиты.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

С остальным войском Ксеркс пошел из Греции через Македонию и Фракию к Геллеспонту; проводником служил Торакс, владетель Лариссы. Уже в Фессалии воины Ксеркса терпели недостаток в одежде и съестных припасах; дальше при походе через бедные горные области, голод с каждым лишь увеличивался. Запасы, приготовленные в прибрежных городах Греции, были уже съедены; если и находили где-нибудь остатки их, то лишь такие, что ими едва могли насытиться только Ксеркс и его свита. Войско принуждено было добывать себе пищу грабежом; этим оно навлекло на себя ненависть населения. «Везде куда приходили они, – говорит Геродот, – они грабили хлеб на пищу себе, а где не находили хлеба, там ели траву или сдирали кору с деревьев и обрывали листья с них; и вообще ели от голода все, не оставляя ничего. К этому прибавились зараза и понос, и окончательно истребляли войско. Многих царь оставил на пути, потому что они занемогли, и велел городам, через которые проходил, кормить их; некоторых он оставил в Фессалии, других в Македонии, иных в Пеонии». Ранний мороз покрыл Стримон льдом; когда войско Ксеркса пошло через реку, лед. разрыхленный солнцем, сломался под тяжестью людей, и множество воинов погибло в холодной воде реки. «Кто никогда не верил в богов, – говорит Эсхил, – смиренно взывал тогда к земле и к небу». Через 45 дней войско пришло к Сесту. Мосты были сломаны бурею, и войску пришлось переправляться через Геллеспонт на судах. В Абидосе голод прекратился; но, чрезмерные страдания похода к Геллеспонту так ослабили людей, что многие умерли от болезней в Азии.

Бойцы войска Ксеркса

Войско Ксеркса: эфиопский лучник, пехотинец из Хорезма, пехотинец из Бактрии, всадник из Арианы (слева направо)

 

От Геллеспонта Ксеркс приехал в Сарды, куда пошло и вернувшееся из Греции войско зимовать там. Флоту было велено оставаться до весны у Самоса и в гавани Кимы, чтобы быть в готовности отражать нападение, если европейские греки придут к анатолийскому берегу или если восстанут ионийцы. Опасаясь и того и другого, Ксеркс послал в Милет Тиграна с 60,000 войска. С таким же числом войска Артабаз должен был идти зимою в Фессалию, как обещал Ксеркс Мардонию. Многие отряды, оказавшиеся плохими, были отпущены домой.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

130-132 – Первый Афинский морской союз

II. Соперничество Афин и Спарты и Афинский морской союз

130. Переход гегемонии от Спарты к Афинам

Во время войны с персами большая часть государств Средней и Южной Греции находились между собою в союзе, и между Спартою и Афинами существовало своего рода, соглашение, благодаря которому только и был возможен самый этот союз. В сущности, однако, Спарта и Афины не могли долго находиться в дружбе между собою, во‑первых, потому, что после афинских побед между обоими государствами должно было возникнуть соперничество, а во‑вторых, и в виду различия в их внутреннем устройстве, тем более, что Афины в это время перешли к полной демократии. (Не нужно забывать, что перед самым началом греко‑персидских войн между спартанцами и афинянами существовали довольно враждебные отношения). Уже после Платейской битвы Спарта стала обнаруживать зависть по отношение к Афинам. Когда афиняне задумали обнести свой город и гавань Пирей стенами на случай нового нападения персов, спартанцы воспротивились этому, говоря, что такие укрепления могут только послужить на пользу персам при повторении попытки завоевать Грецию. Фемистокл поехал сам в Спарту для переговоров по этому делу и старался успокоить спартанцев, но нарочно вел это дело очень медленно, чтобы афиняне успели возвести стены до такой высоты, при которой они могли бы уже служить защитой в случае нападения. Вскоре одно обстоятельство сильно повредило спартанцам в глазах других союзников. Их полководец Павзаний, отправившийся во главе греческого флота для освобождения островов Эгейского моря и берегов Фракии, вооружил против себя союзников надменным обращением и изменою общему греческому делу. После взятия Византии он начал вести себя, как персидский сатрап, и даже вступил в тайные сношения с Ксерксом, предлагая ему свои услуги в деле покорения Греции. Союзники обратились с жалобою на Павзания к афинским полководцам, а те довели обо всем деле до сведения спартанцев. Павзаний был отозван в Спарту, но не только не прекратил своих сношений с Персией, а стал даже пытаться при помощи илотов произвести государственный переворот в самой Спарте.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это повлекло за собою приказ эфоров о взятии изменника под стражу. Павзаний искал убежища в одном храме, где умер голодною смертью, потому что эфоры велели заложить наглухо все входы в храм. Отозвание Павзания с театра войны имело своим следствием и удаление всех пелопонесских союзников Спарты. Дальнейшую борьбу с персами вели теперь уже афиняне в союзе с островами Эгейского моря и ионийскими колониями Малой Азии. Спарта прислала было на место Павзания нового военачальника, но у союзников уже был общий вождь в лице афинского полководца Аристида и присланный Спартой полководец не был принят. Так совершился переход на море гегемонии к Афинам. Спарта же должна была ограничиться прежней своей гегемонией в Пелопоннесе. Однако, этим все‑таки еще не был нарушен прежний союз обоих городов. Когда несколько лет спустя (464) Спарту разрушило землетрясение и этим воспользовались илоты и восстали против своих притеснителей, афиняне, по просьбе спартанцев, послали им на помощь войско. Только после того, как, заподозрив афинян в коварстве, спартанцы отправили назад их отряд, Афины объявили свой военный союз со Спартою расторгнутым.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

131. Афинская симмахия

Самое превращение борьбы с персами в войну преимущественно морскую не позволяло Спарте с её пелопонесскими союзниками оставаться во главе всех греков, потому что на море, не имея флота, они ничего не значили. Остальные союзники сами просили афинян взять предводительство над ними в свои руки, и следствием этого было образование морской афинской симмахии (морского союза). Главным организатором этого союза явился Аристид, честность которого доставила ему всеобщее доверие. Все участники афинского морского союза должны были иметь равные права и одинаковый голос в решении общих дел на съездах своих уполномоченных, которые собирались на острове Делосе. Здесь был храм Аполлона, считавшийся общею святынею ионийского племени, и потому этот остров был избран, как сборный пункт союза и место для хранения общей казны. Отсюда и первоначальное название союза – делосской симмахией. Участники симмахии были обязаны поставлять известное количество кораблей или заменят их денежными взносами, и с самого же начала многие города предпочитали пользоваться вторым способом исполнения своих союзных обязанностей. Первое распределение, сколько кто должен был вносить денег в общую казну, было произведено Аристидом. Эта‑то симмахия, в которой участвовало в эпоху наибольшего её развития около трехсот городов, и вела войну с персами до самого конца.

Эллинская трирема

Эллинская трирема эпохи Первого афинского морского союза

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ввиду того, что большинство членов находило более удобным платить только деньги, не участвуя в войне своими кораблями, мало-помалу первенство Афин в союзе превратилось в главенство. Афиняне, руководившие войною, распоряжались союзною казною, как им казалось лучше, и прямо по своему усмотрению предпринимали те или другие военный действия. Их талантливый полководец Кимон в это время одерживал одну победу за другою и этим еще более поднимал значение Афин. Союзный съезд стал утрачивать свое значение, и афиняне начали смотреть на союзников, как на данников. Когда отдельные города, тяготясь таким положением, делали попытки выйти из симмахии, афиняне объявляли их изменниками и усмиряли силою, в виде наказания превращая их в подвластные общины. В конце концов афинский союз превратился в афинскую державу (άρχή). Во главе этой морской державы в качестве высшего её правителя стояла Афинская республика, сосредоточившая в своих руках все власти. Афиняне посылали в отдельные города своих уполномоченных, которые должны были иметь надзор за их управлением, а иногда и вводить в них угодные афинянам перемены. Вместе с этим во многих городах стояли афинские гарнизоны, наблюдавшие за спокойствием и верностью этих союзников. У местных судов были отняты все особенно важные дела, и процессы по ним должны были вестись в Афинах. Определение количества взноса в общую казну зависело также только от афинян, и наконец они в 454 г. прямо перенесли казну с острова Делоса в свой город. Победив персов, афиняне протянули руку восставшему против Персии Египту, но потерпели в этом предприятии неудачу. Боясь нового вторжения персов на острова Эгейского моря, они и решили перенести к себе союзную казну. Это было как бы завершением процесса, превратившего союз равноправных городов в державу одного города.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

132. Стремление Афин утвердиться на материке

Афины не удовольствовались одною морскою гегемонией, но начали стремиться и к тому, чтобы получить преобладание на суше. Пелопонесские греки давно уже тяготились господством Спарты, и во многих местах полуострова произошли демократические движения. Афиняне стали поощрять врагов Спарты и заключать союзы с такими государствами, как Аргос и Мегара; кроме того, к союзу присоединилась и Фессалия. Вскоре затем (457) афиняне принудили силою Беотию и Фокиду примкнуть к их державе и высылать им вспомогательные войска, но здесь им не удалось прочно утвердиться, и через десять лет Средняя Греция освободилась от их власти. Спарта, где только могла, всегда противодействовала Афинам, и дело кончилось тем, что в 445 г. между Афинами и спартанским союзом был заключен на тридцать лет мир, по которому каждая сторона должна была оставаться при своих владениях, а государствам, стоявшим вне обоих союзов, предоставлено было право присоединяться к любому из них.

В течение полустолетия, отделяющего реформу Клисфена от превращения афинской республики в большую морскую державу, внутри самих Афин произошли большие перемены, которые имели своим следствием полное развитие демократии.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Греческая и персидская армии сходятся у Платей

В начале сентября 479 г. до Р. X. пелопоннесское войско наконец двинулось при благоприятных предзнаменованиях мимо сожженных храмов Элевсина на Киферон. Ни одно из государств Пелопоннесского союза не отказалось прислать своих воинов, потому что патриотическое одушевление было тогда общим чувством. Главнокомандующим был Павзаний, старший сын умершего около этого времени спартанского царя Клеомброта, человек нерешительный, осторожный до робости, хотя и храбрый в бою. В Элевсине присоединился к пелопоннесцам Аристид с 8000 афинских гоплитов и несколькими сотнями стрелков; присоединились феспийцы и жители города Платей. Павзаний стал на северных склонах Киферона, неподалёку от Платей, так что от персидского войска Мардония его отделяла долина реки Асопа; крутизны и ущелья ограждали его от нападений персидской конницы и никакими насмешками не могли персы заставить его спуститься в равнину. Видя его осторожность, персидская конница становилась все смелее; отряды её подъезжали то к той, то к другой части греческого войска и наносили стрелами довольно много вреда грекам.

Греко-персидские войны. Карта

Карта греко-персидских войн с указанием места битвы при Платеях

 

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Особенно теснила персидская конница мегарян, отряд которых, состоявший из 3,000 гоплитов, занимал открытую позицию; они послали сказать Павзанию, что если он не поспешит заменить их другим войском, то они не удержат своей позиции. Павзаний спросил, кто хочет пойти сменит мегарян. Не вызвался никто, кроме афинян. Аристид сформировал отряд из 300 отборных гоплитов и поручил начальство над ним Олимпиодору; к ним присоединились афинские стрелки. Этот отряд стал на опаснейшем месте впереди остального войска и храбро выдерживал бой. Начальник персидской конницы Масистий, высокий, красивый мужчина в золотом чешуйчатом панцире и пурпурной мантии, скакал на белом коне в атаку; стрела ударила его коня в бок, конь от боли стал на дыбы и сбросил всадника. Афиняне побежали, схватит коня, стали наносить удары Масистию, но панцирь был так крепок, что оставался невредим; когда наконец Масистий был убит ударом копья в глаз, из‑за тела его поднялся ожесточенный бой; персы овладели было телом, но афиняне, поддержанные другими греками, оттеснили их и отняли добычу. Смерть этого знатного перса очень опечалила стан Мардония; а греки провезли тело его на телеге по всем своим отрядам, и гоплиты выходили из рядов посмотреть на этого убитого перса, высокого и красивого.

Этот успех, кажется, ободрил Павзания. Позиция греков на холмах над Гизиями и Эритрами была очень неудобна по недостатку воды, и они решили подвинуться на запад в окрестность разрушенных Платей, стать близ многоводного ручья Гаргафии.

  • Downvote 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

В этой новой позиции у Платей 10,000 спартанских гоплитов и 35,000 легковооруженных илотов Павзания составляли правое крыло, хорошо защищенное горами; афиняне Аристида, жители Платей и феспийцы образовали левое крыло, стоявшее в равнине Асопа: этот край войска был ближайшим к персидскому. Левое крыло считалось почетным постом; тегейцы стали оспаривать его у афинян; афиняне напомнили о Марафонской битве, но благородно объявили, что покорятся всякому распоряжению главнокомандующего и будут храбро биться, куда бы он ни поставил их. По решению всех стоявших у Платей союзников, им была предоставлена почетная обязанность занимать опаснейшее место. В центре, на невысоких холмах и на равнине стояли отряды пелопоннесцев; подле афинян стояли мегаряне и эгинцы, а влево от спартанцев стояли тегейцы и коринфяне. Число греческого войска простиралось до 110,000 человек; из них 40,000 были гоплиты; но конницы у греков почти вовсе не было. На другом берегу Асопа, на фиванской земле, стояло неприятельское войско, в три раза более многочисленное. Против лакедемонян и тегейцев стояли персы и мидяне; против мелких контингентов центра бактрийцы, индийцы, саки и египтяне; против афинян македоняне и греческие союзники персов; за пехотою стояла многочисленная конница.

  • Downvote 2

Share this post


Link to post
Share on other sites
Греческий гоплит

Греческий гоплит времён битвы при Платеях

 

В таком порядке войска стояли друг против друга перед битвой при Платеях целую неделю. И Павзаний, и Мардоний прикрывали свою нерешительность предзнаменованиями, предвещавшими победу тем, кто будет обороняться, поражение тем, кто нападет. Мардоний желал заманить греков на равнину Асопа. Но они не выходили из своей позиции, и наконец он послал отряд конницы занять Дриоскефальское ущелье; этим он отрезал греческое войско от Пелопоннеса и от пути, по которому подвозилось к нему продовольствие. Пятьсот возов провианта, шедшие в это время к расположившимся у Платей грекам, были захвачены персами; воины, провожавшие обоз, были убиты. Грекам грозил голод; но даже и эта опасность не могла вывести Павзания из его бездействия. Персы с того берега реки осмеивали греков; Павзаний принуждал греков терпеть все это. В такой неподвижности при Платеях прошло еще два дня. Наконец терпение Мардония истощилось. Он не хотел, чтобы время шло долее без битвы. В военном совете Артабаз сильно спорил против его намерения атаковать греков, говорил, что персы, опираясь на Фивы, город, сильно укрепленный, имея большие запасы провианта, должны стоять спокойно и постараться перессорить греков, дав подарки некоторым из их вождей (такой совет уже и прежде давали Мардонию фиванцы). Но Мардоний остался при своем намерении и велел готовиться к битве; он хотел начать ее на следующий день.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Передвижения греков перед началом битвы при Платеях

Ночью при глубочайшей тишине подъехал к афинским караулам всадник и сказал, что должен видеться с их военачальниками. Они пришли, и всадник сказал: «Мардоний решил на рассвете начать битву. Будьте готовы. Если исход сражения будет благоприятен для вас, то вспомните обо мне. Я Александр, царь Македонский». Сказав это, он поехал в свой стан. Аристид и другие стратеги пошли к Павзанию передать это известие. Услышав, что час решенья так близок, Павзаний испугался. Он предложил афинянам обменяться местами с лакедемонянами, говоря им, что они в Марафонской битве ознакомились с тактикой персов. Аристид отвечал, что они совершенно согласны, что они с самого начала желали этого, но опасались оскорбить спартанцев таким предложением. На рассвете афиняне и лакедемоняне обменялись местами. Но это произошедшее перед битвой при Платеях передвижение было замечено беотийцами, и они известили о нем Мардония. Мардоний тотчас же велел своему правому и левому крыльям обменяться местами. Спартанцы не хотели биться с персами, а он хотел, чтобы персы бились с ними. Павзаний стоял теперь со своею частью войска на равнине. Эта позиция была гораздо опаснее прежней, где спартанцы были защищены холмами, и он велел афинянам возвратиться на прежнюю позицию, чтобы самому с лакедемонянами снова стать на правом крыле. Увидев это, Мардоний сделал такое же передвижение и вернулся с персами на прежнюю их позицию.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Неудивительно было, что Мардоний начал презирать спартанцев. Когда передвигавшееся отряды заняли свои прежние места, он послал к спартанцам вестника с упреком в трусости. Они, считавшиеся самыми храбрыми из всех греков, уже два раза бежали от него, говорил он им, и он приглашал их сразиться с персами при Платеях в равном числе с обеих сторон; чей отряд победит, те должны быть признаны одержавшими победу. Но вестник воротился, не получив никакого ответа. Мардоний велел коннице идти через Асоп. Она смело ринулась на греческих гоплитов и нанесла им большой урон своими стрелами и дротиками, а другой отряд в это время засыпал родник ручья Гаргафии, отняв таким образом и воду у греков, уже лишенных подвоза продовольствия. Черпать воду из Асопа греки не ходили, боясь персидских стрел.

Битва при Платеях. Карта

Битва при Платеях. Начало. Схватки на реке Асоп. На карте отмечен Гаргафийский источник

Автор изображения - MinisterForBadTimes

 

Положение греков при Платеях было очень трудно. Мардоний со дня на день мог ожидать, что они, убоявшись сражения, попросят у него мира; его конница постоянно тревожила их. Но Павзаний все еще не решался на битву. На военном совете греков было решено снова переменить позицию. На расстоянии получаса пути от Гаргафии, близ Платей, была между речкою Оэроей и бегущим с Киферона ручьем полоса земли, подобная острову, в 3 стадии шириною. Греки решили перейти туда в наступающую ночь, когда темнота скроет их от преследования персидской конницы; они там будут иметь достаточно воды; речка и лежащие перед ней холмы будут защищать их от нападений. Заняв эту местность, они хотели отбить у персов Дриоскефальский проход, чтобы снова иметь подвоз провианта.

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

В тот день персидская конница еще больше прежнего теснила греков; особенно много страдали от её стрел войска в центре. Едва наступила ночь, весь центр торопливо двинулся, и с быстротою, похожею на бегство, прошел почти до развалин Платей, на 10 стадии дальше назначенного места. Изнуренные гоплиты легли тут в храме Геры, не заботясь о том, что делается с остальным войском. Павзаний считал это бегство за слишком раннее передвижение на назначенное место и велел своим войскам идти за центром. Один из начальников спартанских отрядов, Амомфарет, выступил вперед и сказал, что он не побежит от иноземцев, что не хочет бесчестить Спарту. Павзаний и двоюродный брат его, Эврианакс, старший после него военачальник, говорили Амомфарету, что отступление не бегство, но Амомфарет оставался при своем. В жару спора он взял обеими руками большой камень, положил его к ногам Павзания и сказал: «Этим камнем я подаю голос за то, чтобы не бежать от варваров». Павзаний назвал его сумасшедшим, но не мог поколебать его решение и, видя что приближается утро, пошел с остальными отрядами лакедемонян. Он повел их не прямым, а несколько извилистым путем, защищенным горами, и они стали на назначенном месте близ ручья у храма Деметры. Через несколько времени пришел туда и Амомфарет, не захотевший оставлять своего отряда на жертву неприятелю. Афиняне, получившие во время спора с ним приказ приблизиться к лакедемонянам, пошли к роднику Гаргафии. Но едва они в стройном порядке дошли до того места, где прежде стоял центр, они получили известие, что должны спешить к храму Деметры, к спартанцам, которым трудно выдерживать там нападения персидской конницы, а если не могут придти сами, то пусть пришлют по крайней мере своих стрелков. «Мы знаем, – говорил им Павзаний, – что вы очень усердны к этой войне, потому вы исполните нашу просьбу».

  • Downvote 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Sign in to follow this  

  • Our picks

    • Здравствуйте, друзья! 
      Открыта запись на конкурс этого месяца. 
      С 1 по 7 набираем участников. С 8 числа можно начать окрывать темы. 
      28 числа (включительно) конкурс завершается. На следующий день объявлю результаты и победителей 🥇. 
      Правила не изменились :
      --Ниже я предложу 5 разделов, из которых вы должны выбрать 3.
      --Написать в этой теме о своём желании участвовать и выбрать разделы
      --Каждый участник должен открыть минимум 1 тему в этих 3-х разделах(с 8 июня) 
      --Ссылки на темы вы должны выкладывать в этой теме. 
      --Раз в неделю я буду оглашать промежуточные результаты 
      -- Победит тот участник, кто в сумме 3 разделов наберёт большее количество страниц (в расчёт берётся 1 тема из каждого раздела с большим количеством страниц) 
      --Допускается не более 1 поста с копипастом из сети с указанием источника на каждой стр
      -Флуд, оффтоп, Пнл будет удаляться, виновный наказываться. 
      -- Если увижу клона, который будет набирать стр, клона в бан, участник снимется 
       
      Итак, разделы :
      1. Детство и воспитание 
      2. Рестораны Баку
      3 Международная политика 
      4. Религия, философия 
      5. Форум народов Азербайджана 
       
      Призы :
      1 место - 300 манат наличными 
      2 место - 200 манат наличными 
      3 место - 100 манат наличными 
       
      Спонсор нашего конкурса - клиника Paramed
       
      https://www.paramed.az/
        • Facepalm
        • Upvote
        • Like
      • 507 replies