Jump to content
Disput.Az Forum

URBAN.az

Members
  • Content Count

    113
  • Joined

  • Last visited

  • Points

    139 [ Donate ]

Everything posted by URBAN.az

  1. О трагедии в Ходжалы принято вспоминать раз в год, 26 февраля. Кажется, в этот траурный день просыпаются все: СМИ и социальные сети наполняются кадрами хроники и воспоминаниями, свидетельствами очевидцев и интервью, статистикой и инфографикой. 28 лет назад Дурдана Агаева оказалась в армянском плену в Ходжалы. Какой была обстановка в Ходжалы до трагедии? Первые попытки взять Ходжалы начались уже в феврале 1988 года. Дашнаки, прибывшие из Армении, "распалили" армян, проживавших в Ханкенди, и подбили их захватить Карабах. Никто даже не подозревал, что против нас готовится такое - тогда Ходжалы был небольшой деревней (это после 1991 года он получил статус города) и армяне считали, что взять его будет легко. В Ходжалы был аэропорт, который связывал его как с Баку, так и с Ереваном - именно поэтому город был так важен. Через него проходила магистральная дорога, оттуда можно было попасть в Шушу и Лачин - то есть, для армянской армии при условии взятии города открывались дороги ко всем ключевым точкам Карабаха. Они начали громить наши машины, приезжавшие из Агдама и Шуши, нападать на азербайджанцев, живущих в Ханкенди, уволили всех азербайджанских девушек, работавших на Шелковой фабрике. В итоге всех азербайджанцев вообще выгнали из Ханкенди. Начиная с 1990 года каждую ночь мы слышали автоматные очереди. Конечно же, было очень страшно. Вы не думали покинуть город? Мысли о том, что нужно уехать из Ходжалы, появились с 1 ноября 1991 года, когда закрыли дорогу и мы попали в блокаду. До этого из Ходжалы выезжали некоторые женщины и дети, но никогда семьи. После закрытия дорог отрезали свет и объявили военное положение - никто не мог покинуть Ходжалы или въехать в него. Через какое-то время закончились продукты и начался голод. Несколько раз вертолетами нам привозили муку, которая была на вес золота. У нас не было военной техники, чтобы противостоять врагу. У наших мужчин не было ни пистолетов, ни автоматов, чтобы защищать город. В то время я была связисткой в Ходжалы. Наш отец умер, мама заботилась о детях одна. Она несколько раз уговаривала меня бросить работу и даже уехать, но я любила то, чем занималась, и не хотела бросать. Работа телефонисткой научила меня многому - самое главное, не бояться. Я начала работать в 18 лет, а на момент трагедии в Ходжалы мне было 20. Я чувствовала ответственность и хотела помочь своей стране. Моя основная задача заключалась в передаче информации, чтобы все знали: "В Ходжалы началась блокада, нужна помощь!" Каждую ночь я получала сообщения с угрозами от армян, которые обещали убить нас всех. У солдат в руках было оружие, а в моих руках был телефон. Женщины не хотели покидать город, потому что здесь оставались их отцы, мужья и сыновья. Были и такие женщины, которые отправляли своих детей в Агдам, а сами оставались в городе с мужьями, - именно поэтому я всегда называю жительниц Ходжалы очень храбрыми. Ведь за время блокады произошли такие вещи, рассказывая о которых, человек начинает задыхаться. В январе и феврале в Ходжалы прибыли два вертолета, на которых мы отправили женщин, детей, больных и стариков. Я рада, что тогда мы смогли вытащить стольких людей из города, иначе жертв было бы намного больше. Я старалась не показывать своего страха. Больше всего я боялась попасть в плен - в итоге так и случилось. Никогда ничего не бойтесь, иначе это с вами обязательно произойдет. 25 февраля я вышла со смены. Было холодно, шел снег, тучи сгущались, будто сам Бог предупреждал Ходжалы о том, что случится что-то плохое. В тот день я увидела на нашем пороге три пары солдатских сапог - в нашем доме оказалось трое русских солдат. Бабушка угостила их: дала лаваш и молоко; она была очень сердобольной женщиной. Затем они ушли. Вечером, в 10:00 началась осада Ходжалы. Город очнулся. Мы с мамой побежали прятаться в сарай нашего соседа. Через какое-то время прибежал другой сосед и сказал, что аэропорт захватили - это фактически означало, что Карабах взяли. Военные велели всем собраться под мостом, а затем бежать в лес. Представьте себе: ледяная река, через которую нужно обязательно перейти, чтобы спастись, и мы, испуганные и продрогшие. Но мы были вынуждены зайти в холодную воду. Люди замерзали, падали в обморок, у кого-то просто останавливалось сердце от холода и страха. Мы поднимались, скользили, хватались за деревья, падали друг на друга. Внезапно началась стрельба. Пуля попала мне в ногу, и я потеряла сознание. Когда я пришла в себя, вокруг шел бой. Где были в этот момент Ваши близкие? Мы с семьей потеряли друг друга в темноте. Я нашла только своего младшего брата Эльшада, который был в тяжелом состоянии: пуля попала ему в живот. Мы надеялись, что убежим, но нас окружили - прямо рядом со мной убили беременную женщину. Нам сказали подняться и завести руки за спину, так несколько километров мы шли пешком. Меня оскорбляли, чтобы спровоцировать Эльшада, и когда он попросил оставить меня в покое, его избили. Нас привели в пункт милиции и приказали спуститься в подвал. Я надеялась, что из женщин в плен попала только я, однако в подвале было так много женщин, что мне стало плохо. Сначала женщины и мужчины были в одной камере, затем нас разделили. У женщин отобрали те немногие драгоценности и деньги, которые они захватили с собой из дома. Дети и женщины плакали - армян это провоцировало и они избивали пленных. В одной камере с нами был раненый мужчина, рядом с которым разорвался снаряд - ему было очень холодно и плохо, а я пыталась согреть его ноги. Затем нам сказали, что обменяют пленных женщин в Агдаме. Все это время я думала только о брате: не представляла, как могу уйти отсюда без него. Когда открыли дверь, я спряталась, поэтому после того, как женщин и детей вывели, я осталась в камере и просидела там несколько часов. Наконец, пришел старый армянин со шваброй - заметив меня, он принялся кричать и избивать меня ведром. Именно тогда начался ад. Меня били так сильно, что не было сил даже подняться. Один раз кто-то из армян спросил: "Почему ты осталась?" и я ответила, что у меня никого больше нет, кроме брата. Они стал издеваться и говорить, что убьют и меня, и Эльшада. В первый же день с меня сняли сапоги, и я осталась босиком. В плену я потеряла все: молодость, здоровье, мечты о будущем, надежды. Одновременно меня могли избивать пять-шесть человек - так они срывали на мне свою злость. Наши солдаты никогда не обращались так с армянскими женщинами. Армяне заходили в мою камеру в черных масках - это пугало меня больше всего. Однажды после очередного избиения я потеряла сознание и очнулась через несколько часов на улице, на мусорной куче. Как мне сказали, я не дышала, мое сердце не билось - по всем признакам я была мертва. Когда я пришла в себя, мне показалось, что я умерла или мне вырезали глаза: я ничего не видела. Потом поняла, что веки просто смерзлись. Кое-как открыв глаза, я увидела свет из раскрытой двери и зашевелилась. Один армянин увидел, что я еще жива, и оттащил меня в камеру. Мне даже не было больно, потому что я замерзла. Когда я посмотрела на свое тело, мне стало жаль себя - настолько оно было черное и избитое. За что они так поступили со мной? Помню, как я кричала, чтобы мне вернули платье, ведь во двор меня выбросили голой. Оно было разорвано - позже я всегда говорила семье, что порвала его в лесу, но это была ложь. После жизни в плену мне хотелось только умереть. В один из дней меня цепью приковали к унитазу - и я провела так несколько часов, пока меня не отпустил какой-то русский солдат. Один из армян, Владимир Баласанян, говорил, что отправит меня в Ереван, потому что раненым солдатам нужны мои органы. Другой армянин, Каро, избивал меня дубинкой и заставлял ходить на четвереньках, как собаку. Однажды он отвез меня в дом в Ханкенди и привязал к стулу, а сам ел и пил за столом в той же комнате. Рядом со мной лежал нож и мне так хотелось его взять, но не для того, чтобы убить Каро, а для того, чтобы убить себя. Но сил не было. В другой раз он привез меня в другой дом, приказал снять платье и показал мне наполненную водой ванну - на секунду я обрадовалась, потому что все это время даже не видела воды. Но это была ледяная вода, в которую он заставил меня лечь со словами: "Вот на этот раз ты умрешь!" Издевались надо мной и женщины. В мою камеру однажды зашла армянка из Сумгаита. Я подумала, что, как женщина, она пожалеет меня, но вместо этого она меня оскорбила и начала избивать. Именно армянки из Ходжалы рассказали моим мучителям, что я работала связисткой - за это мою руку прищемили дверью. Один из армян спросил: "Вам нужна земля?", снял свой грязный ботинок и засунул мне в рот. Мне хотелось сказать им, что это действительно наша земля, но у меня не было сил. Можно долго рассказывать о тех ужасах, что мы пережили в плену. Я видела, как нашим мужчинам простреливали руки и ноги, как резали, избивали, унижали. Но те 8 дней не вместить в пару часов интервью... После того, как я пережила состояние, похожее на смерть, Баласанян объявил, что меня отпустят. Ходжалинские женщины, которые были со мной в камере в самом начале, рассказали о том, что я осталась в плену. Аллахверди Багиров (Национальный герой Азербайджана - прим.ред.) потребовал у армянской стороны обменять меня. Когда об этом стало известно, Каро отвез меня в Ходжалы и приказал показать наш дом. Оказалось, в дом попал снаряд и он сгорел. Увидев останки дома, я начала плакать. Я была молодой девушкой, у которой были мечты: я хотела выучиться в Баку, закончить университет, выйти замуж... Каро снова избил меня дубинкой, но я не чувствовала боли - мне казалось, что я вижу, как отец под руку ведет меня по лестнице навстречу будущему мужу. Сейчас я не хочу плакать. Мы плачем уже 28 лет, сколько можно? Плакать - показать свою слабость, а я никогда не была слабой. Баласанян сказал, что для освобождения мне нужно написать письмо и указать в нем, что со мной все в порядке и армяне хорошо обращаются с пленными. А я была настолько избита, что еле могла удержать ручку! Перед тем, как написать письмо, я сказала, что уйду, только если они отпустят моего брата со мной. Мне не были страшны ужасы войны, ужасы плена: значение имел только брат. Когда Эльшада привели, я была в ужасе: брат был в синяках, покрыт кровью с ног до головы, его рана кровоточила, у него была разрезана губа. Я обняла его за ноги и расплакалась. И даже тогда издевательства продолжались: один из армян подбежал и ударил меня по голове. Через какое-то время пришла женщина, которая, как оказалось, должна была проверить мое письмо. Мне стало смешно: Баласанян, который прекрасно владел азербайджанским и мог прочитать написанное, позвал переводчицу, чтобы "показать" себя. Армянка по имени Света пожалела меня, увидев, в каком состоянии я находилась, и отдала свои носки, чтобы согреть мои обмороженые израненые ноги. Все восемь дней меня не кормили, давали только воду в старом ржавом ведре. Даже собака не стала бы пить ее, но я пила. Ту последнюю ночь мы провели с братом: сели на полу и прижались друг к другу. Только тогда я смогла нормально поспать. Нас обменяли. Когда я уезжала из Ходжалы, я взяла с собой горсть земли, но она осталась в кармане куртки в Агдаме. Мне хотелось сохранить и свое платье, но оно тоже осталось там. В госпитале Агдама мы нашли маму, которую до этого считали погибшей. Бабушка тоже выжила: старший брат нёс её на спине. Никто из моей семьи не погиб, но я всегда думаю о сотнях жителей Ходжалы, которые стали жертвами геноцида. В Баку нас разместили в общежитии Медицинского техникума. Все было таким странным, потому что мы привыкли к нашему дому и его обстановке. Тогда мы думали, что поживем немного, а потом Карабах вернется, и мы вернемся к нему - эта надежда нас питала и давала силы жить дальше. Меня отвезли в больницу, так как пуля все еще была в ноге. Нога уже начала менять цвет, поэтому меня предупредили, что ее могут отрезать, если не вытащить пулю. Операция прошла успешно, к счастью, рана зажила. Но у меня было очень много других проблем: головные боли, панические атаки... До сих пор я мучаюсь из-за болезней позвоночника и других проблем со здоровьем, которые начались из-за нечеловеческих условий в те 8 дней. Зато я спасла Эльшада. Это перекрывало все. Через несколько лет я вернулась к работе телефонисткой, вышла замуж, родила дочь. Мой муж (ныне покойный) был прекрасным человеком и поддерживал меня во всем. В итоге я написала книгу о тех ужасах, с которыми столкнулась в плену - ее перевели на несколько языков и включили в Фонд Гейдара Алиева. Обо всем, что произошло, я говорю открыто и честно. Иногда о некоторых вещах не принято говорить, но мы должны, чтобы о них знали все. Я горжусь собой. Как жительница Ходжалы, я проделала большую работу, чтобы об этом геноциде узнал весь мир. И я благодарна Богу за свою жизнь, за свою дочь, за то, что сейчас живу в не самых плохих условиях, за спокойствие в стране. Но я все еще хочу вернуться в Карабах и коснуться родной земли... Статья по ссылке: Вам будет интересно: Они сражались за Карабах. Воспоминания ветерана войны Назима Байрама Они сражались за Карабах - 2. Воспоминания ветерана войны Назима Байрама Мать шехида Самира Качаева: "Особенно ему хотелось побывать в Шуше. Говорил, что стать шехидом - самая большая честь" "Мы ни за что не отдали бы Шушу сами! Она неприступна!" Фотопроект #olmasaydı... Что было бы, если бы трагедии в Ходжалы не случилось? 5 фильмов о геноциде азербайджанского народа в Ходжалы Молитва беженки из Ходжалы: "Мое раненое дитя, которое в плену..."
  2. Номер этой женщины узнайте, пожалуйста. Или дайте ей номер нашей редакции: 055 415 11 18. Если ее племянница уже умерла, то она не побоится указать на тех, кто предлагал продать ей кровь, правда? Мы обещаем провести расследование и уволить тех, кто к этому причастен. А если откажется, значит, это ложь. Причем, мы знаем очень многих родителей, которые подтверждают, что их дети получают кровь бесплатно. Так что практически уверены в том, что это ложь.
  3. Кто отказывается? Позвоните из Банка крови Наиле Гулиевой, она разберется. +994 50 607 88 66
  4. Сейчас катастрофическая ситуация в Центрах талассемии многих стран. Если есть желание, найдите их контакты в стране Вашего пребывания и обратитесь с предложением помощи. Например, сегодня в Баку сдавали кровь нашим детям сотрудники посольства Украины. Дай Бог здоровья всем!
  5. Читайте статью, пожалуйста. "Кровь для переливания больному талассемией должна быть взята у донора не более 7 дней назад." Банк крови есть. Но откуда взяться крови, если нет доноров?
  6. Читайте статью, пожалуйста. "Кровь для переливания больному талассемией должна быть взята у донора не более 7 дней назад." Банк крови есть. Но откуда взяться крови, если нет доноров?
  7. Читайте статью, пожалуйста. "Кровь для переливания больному талассемией должна быть взята у донора не более 7 дней назад." Банк крови есть. Но откуда взяться крови, если нет доноров?
  8. В редакцию URBAN обратилась Наиля Гулиева, руководитель Федерации талассемии Азербайджана. По ее словам, пандемия коронавируса очень сильно отражается на поддержании качества жизни больных талассемией. Ситуация близка к катастрофе. Сколько сейчас в Азербайджане больных талассемией? Свыше полуторы тысячи больных. Вы сказали, что больным талассемией должны делать переливание крови каждые 2-3 недели. Они получают ее бесплатно? Да, в Азербайджане всем пациентам с талассемией делают переливания крови бесплатно - в Центре талассемии. У каждого из них есть определенный график переливания, который они должны соблюдать. Для того, чтобы обеспечить больных талассемией кровью, мы постоянно проводим пропаганду донорства в стране, организуем корпоративные акции сдачи крови в разных организациях и частных компаниях. В данный момент из-за пандемии запрещены массовые скопления людей и рекомендуется работать из дома. С начала марта запланированные заранее акции сдачи крови были отменены. Мы столкнулись с ужасной ситуацией отсутствия доноров, а следовательно и жизненно важной для талассемиков крови. Тогда было принято решение написать объявления с призывом о помощи в социальных сетях. Но за последние три дня из 26 тысяч людей, просмотревших объявления, кровь сдали всего несколько человек. Комментаторы пишут странные вещи, не соответствующие действительности: что кровь продается, что сдача крови – это опасно, и так далее. Ситуация очень сложная, и мы не знаем, сколько времени она будет продолжаться. Мы просто не знаем, что нам делать... Кровь — это уникальный органический материал, который нельзя искусственно произвести. Единственным источником крови является донор. Значит, только от доноров зависят жизни тысяч человек, и не только талассемиков. Больным талассемией нужна кровь, взятая у донора не позднее, чем 7 дней назад. Мы не можем проводить наши акции, потому что все компании закрыты. Нам остается только обращаться к каждому конкретному человеку с просьбой: подарите нашим детям жизнь! Сдача крови проходит в Центральном банке крови в абсолютно стерильных условиях. Вы ничем не рискуете. Банк крови работает 24 часа в сутки. Найдите время и возможность прийти туда и сдать кровь. Расскажите об этом всем вашим знакомым, чтобы они тоже стали донорами. Это реально спасет жизнь больным талассемией. Каждый может попасть в ситуацию, когда ему понадобится кровь... Сколько граммов крови нужно переливать каждому больному? И сколько доноров для этого нужно? Это зависит от веса и возраста больного. Детям достаточно 1 донора. Взрослым нужны 2 донора для одного переливания. Каждый здоровый человек может сдавать кровь: мужчина - четыре раза в год, а женщина – три раза в год. Возраст - 18-65 лет; вес – минимум 50 кг. У донора крови можно за один раз взять 450 мг крови. Учитывая то, что у взрослого человека весом 60 кг около 4,2-4,8 литра крови, получается, что донор сдает всего 10%, и это абсолютно безопасно. Больше того, каждая кровосдача стимулирует иммунную систему донора, улучшает обмен веществ в организме. Систематическое донорство снижает риск инфаркта миокарда, увеличивает продолжительность жизни человека. Кроме того, донор получает постоянный контроль состояния собственного здоровья. Сдача крови не отнимает у вас силы. Сдача крови - добровольна и безвозмездна. Во время сдачи крови нет опасности заражения СПИДом или иными инфекционными заболеваниями. Какие есть противопоказания для донорства крови? Разумеется, тяжелые заболевания. И если потенциальному донору самому делали переливание, операции, татуировки или пирсинги, то он может сдать кровь лишь через 6 месяцев после этого. Перед сдачей крови донору проверяют гемоглобин и давление. Что происходит после того, как донор сдаст кровь? Кровь отправляют на тестирование основных вирусов, после чего ее проверяют на подгруппы. Затем она отправляется в Центр талассемии. Если в крови обнаружили какие-то инфекционные заболевания (СПИД, гепатит сифилис), донору об этом сообщат. Так что это еще и бесплатный мониторинг для каждого донора. Зачастую люди пишут в социальных сетях, что им предлагают купить кровь для переливания. И возмущаются тому, что доноры-то сдают ее в Банк крови бесплатно... Я могу отвечать только за переливание крови пациентам с талассемией: эта процедура проводится АБСОЛЮТНО БЕСПЛАТНО для каждого больного в Центре талассемии, по графику. Кровь для талассемиков передает Центральный банк крови тоже абсолютно бесплатно. Наша организация знает, для каких пациентов мы получаем кровь и кому ее передаем. Если нам сообщают, что кому-то предложили купить кровь, мы всегда просим указать имена и места, чтобы в дальнейшем можно было наказать нечистоплотных людей. Кровь могут продавать своим пациентам частные клиники. Они сами ее покупают и потому перепродают. Пациент частной клиники может найти доноров сам, и тогда ему тоже не придется платить. Это законный процесс. Кстати, однажды в Турции один из врачей предупредил меня, чтобы я никогда не платила за кровь донору. Ведь если человеку настолько нужны деньги, что он продает свою кровь, следовательно, он живет в нужде. А это значит, что он не получает соответствующего питания, и у него слабая иммунная система. Эта сдача крови может навредить ему. И кровь не будет настолько насыщенной гемоглобином, как нужно талассемикам для поддержания здоровья. Что будет, если больному талассемией вовремя не перелить кровь? Гемоглобин будет падать, состояние больного начнет ухудшаться. Пойдет нагрузка на внутренние органы: печень и селезенка будут увеличиваться. А затем мы просто потеряем его... Этот процесс происходит не за два-три дня, конечно, но все равно очень сильно влияет на здоровье. Иногда пациенты пропускают переливание из-за ОРВИ или других заболеваний, потому что в такие периоды переливать им кровь нельзя. Зато потом им необходимо перелить двойную дозу, чтобы поднять гемоглобин. Сколько времени талассемик может протянуть без переливания крови? Максимум месяц. Даже если влить кровь через месяц, организму уже будет нанесен огромный урон. Если все время переливать кровь вовремя, больной талассемией может вести нормальный образ жизни? Сколько можно жить с этой болезнью? При правильном уходе и лечении больной талассемией может прожить долгую и счастливую жизнь. Может жениться / выйти замуж и даже иметь здоровых детей. Самым старым больным талассемией в мире сейчас за 60 лет. Сейчас, в период пандемии коронавируса, вы столкнулись с недостатком крови для переливания. Подобные проблемы обычно не наблюдаются? Конечно, периодические проблемы со сдачей крови в Азербайджане наблюдаются. В летний период люди уезжают в отпуск; во время Рамазана никто не хочет прерывать свой пост и так далее. В эти моменты нам бывает очень сложно. Но чаще всего наши акции позволяют обеспечить больных талассемией кровью. В день Ашуры тысячи людей сдают кровь в таком объеме, в котором она и не нужна для нашей страны. Ведь главное - не просто сдать кровь, а чтобы она пошла во благо больным, спасла жизнь. Мы стараемся доносить для людей, что можно сдавать кровь не только в сам день Ашуры, но в течение 40 дней поста. С какими организациями вы сотрудничаете на постоянной основе? Одними из первых к сдаче крови подключились Министерство налогов, затем все подразделения Socar, Министерство экономики и очень многие банки. Когда-то мы организовали концерт во Дворце Гейдара Алиева «И ты сотвори чудо», ведущим которого был Мурад Дадашов. После этого мероприятия тысячи людей пришли к нам, чтобы стать донорами. Понятно, что таких событий должно быть как можно больше, но в нынешней ситуации, когда массовые скопления людей запрещены, мы можем только обращаться к каждому человеку в отдельности. Куда нужно обращаться для того, чтобы сейчас стать донором и сдать кровь для переливания больным талассемией? Звоните нам в Федерацию талассемии Азербайджана, и мы обо всем расскажем и назначим сдачу крови в Центральном банке крови. Контактный номер: +99450 607 88 66 Люди также могут обратиться напрямую в Банк крови и отметить, что хотят сдать кровь для больных талассемией. Возьмите с собой удостоверение личности или водительские права, или заграничный паспорт. После сдачи крови вам должны дать справки. Мы просим отправлять нам копии этих справок, чтобы мы проконтролировали передачу крови больным талассемией. Адрес Банка крови: Баку, улица Мирали Гашгая, 87 Горячая линия: 907 С чего началась ваша деятельность в области донорства? В 1999 году моему сыну был поставлен диагноз «талассемия». В то время с этой болезнью в Азербайджане все было очень плохо: больные не получали правильное лечение. Мой сын находился между жизнью и смертью. Врачи сказали, что долго он не проживет: «Можете переливать кровь, но с талассемией живут до 10 лет». Тогда с помощью благотворительной организации я уехала с сыном в Турцию. Когда я увидела, что в Турции пациенты с талассемией – это уже взрослые люди, которые учатся в университетах, работают, создают семьи, становятся родителями абсолютно здоровых детей, я дала себе слово, что должна поменять ситуацию в нашей стране. На тот момент в нашей стране проходило лечение порядка 400 детей, больных талассемией. Моему сыну тогда было 4,5 года. Сейчас ему 25. Он работает, женился, ведет обычную жизнь. Вернувшись из Турции в Азербайджан, я возглавила организацию, которая оказывает помощь пациентам с талассемией и их семьям. Первое, что я сделала, - передала письменное обращение президенту Ильхаму Алиеву и первой леди Мехрибан Алиевой. В феврале 2005 года Фондом имени Гейдара Алиева был проведен круглый стол «За жизнь без талассемии», где я выступила с обращением: «Подарите нашим детям второй дом». Ведь жизнь пациентов с талассемией проходит в стенах больницы. Спасибо Мехрибан ханум за то, что она откликнулась на наше обращение и призвала все организации оказывать любое содействие больным с талассемией. Также она дала распоряжение построить в Азербайджане Центр талассемии. И он был построен в 2009 году. После проведения круглого стола очень многие организации стали оказывать нам содействие. В своем обращении я взяла на себя ответственность за агитацию народа Азербайджана к безвозмездной сдаче крови. Я стала продвигать корпоративное донорство – акции, во время которых компании, организации проводят среди сотрудников День донорства. Мы обращаемся к организации, объясняем принцип, предоставляем всю информацию о донорстве. Затем мы посещаем компанию, оцениваем условия для сдачи крови, так как помещение должно быть чистым, хорошо освещенным. Назначаем даты, и Банк крови посылает свои выездные бригады. Мы тоже находимся там, чтобы проверить, все ли в порядке. В 2014 году мы решили создать организацию, которая уделяла бы внимание и регионам, так как пациенты с талассемией есть везде - так была создана Федерация талассемии Азербайджана. Центр талассемии в Баку принимает всех пациентов, но мы понимаем, что больным сложно приезжать из других городов в Баку, преодолевая большие расстояния. На самом деле, кровь нужна не только пациентам с талассемией. Есть различные случаи, когда людям необходимо срочное переливание крови: роды, операции, аварии... Поэтому донорство - очень важно для каждого общества. Это осознанная помощь людям. И мы обращаемся к каждому жителю Азербайджана с просьбой: станьте донорами - спасите жизнь! Наши дети, пациенты с талассемией, могут ходить в школу, играть с друзьями и строить планы на будущее только благодаря нашим донорам крови. От имени тысяч семей мы выражаем глубокую признательность и благодарность всем, кто дарит нашим детям частичку себя. Мы верим, что никогда не останемся без поддержки. Статья по ссылке: Наиля Гулиева: "Более 1500 больных талассемией в Азербайджане остались без донорской поддержки из-за пандемии"
  9. Дадаш Мамедов, сын известного азербайджанского художника основоположника азербайджанской анимации Назима Мамедова, ушел из нефтяной сферы, чтобы вернуться к любимому делу – рисовать картины и продвигать азербайджанское искусство здесь и за рубежом. Сейчас его организация – ArtsCouncil – проводит более 40 мероприятий в год и собирает вокруг себя самых креативных художников страны. На чем вы заработали первые деньги? И когда? Я даже и не помню... Работать я начал рано: с 16-17 лет. Отец познакомил меня с директором дизайнерской фирмы. Меня взяли стажером: после занятий (я учился на художника-искусствоведа) я приходил на работу и учился пользоваться «макинтошами». Тогда – в 1995-96 году – компьютерами пользовалось не так много людей. Это была редкость. Там я и заработал первые деньги. Через год я стал помощником директора, а затем уехал в Германию – учился там компьютерной графике. Та европейская атмосфера, которой я пропитался, мне нравилась. До сих пор друзья называют меня «немцем», потому что я привык все делать по-немецки и не могу приноровиться к азербайджанским стандартам. Вернувшись в Баку, я был «перевдохновлен». Но скоро мне стало скучно и одиноко. Чтобы сделать выставку в Союзе художников, нужно было «стоять в очереди» и бесконечно ждать. Спектр деятельности Министерства культуры был очень большой: оно занималось еще и туризмом. Организовать выставку самому было практически нереально. А мне нравилось наблюдать за интересными проектами за границей и адаптировать их к азербайджанским реалиям. Пришлось создать свою организацию (смеется). В 2006 году я создал независимую платформу для художников и людей искусства – международную сеть ArtsCouncil. Основная сфера деятельности ArtsCouncil Azerbaijan – пропаганда культуры и искусства в Азербайджане и за рубежом. Мы создаем возможность для людей искусства продвигать свое творчество. Создаем инфраструктуру для творческих людей, помогаем развиваться арт-бизнесу. Находим молодых незаметных художников, которые сидят в своих мастерских и не участвуют в мероприятиях, вытягиваем их, создаем антураж. Организуем их первые выставки, приглашаем людей посмотреть на их картины. Мы создаем возможность, чтобы они стали известными, работали и зарабатывали. Азербайджанцы любят принимать участие в выставках, и все, что мы делаем, безвозмездно как для художников, так и для посетителей. На первом месте для нас всегда пропаганда страны и культуры – если ради пиара страны нужно отказаться от денег, мы так и поступим. Я не раз предлагал помочь провести то или иное мероприятие просто ради того, чтобы о нашей культуре узнали за рубежом. Сейчас у нас большая сеть: ArtsCouncil есть даже в Колумбии. Каждая страна, конечно, может создать такую организацию, но если они включаются в нашу сеть ArtsCouncil, то могут обмениваться с нами ресурсами. Например, латышская художница, написавшая картины с изображением карабахских скакунов, приехала в Баку и при поддержке нашей организации выставила здесь свои картины. Когда я решил поехать в Ригу и выставить там картины азербайджанских художников, всё то, что я делал для нее в Баку, сделали и для меня в Латвии. А чем еще вы занимаетесь, помимо поддержки художников и организации их выставок? То, чем мы занимаемся, называется «развитием креативной индустрии ». Во всем мире эта отрасль является неотъемлемой частью экономики, а в Азербайджане внимание ей начали уделять лишь недавно. Это объединение творчества и экономики. Все творческие люди зарабатывают, платят налоги и тратят деньги, что дает прибыль и государству, и малому бизнесу. ArtsCouncil – общественная организация: мы не занимаемся бизнесом, а строим для него платформу. Выпускаем свою газету, стараемся распространять информацию о наших художниках за рубежом, реализуем интересные проекты, создаем возможность творческим людям реализоваться не только в Азербайджане, но и в других странах. Кстати, государство тоже многое делает для этого проекта: недавно был создан сайт creative.az, где выставлена самая большая база данных творческих людей в Азербайджане. В данный момент работаем над проектом летней резиденции для художников, где смогут жить, творить и пропитываться атмосферой Апшерона зарубежные художники во время посещения Азербайджана. Наша деятельность не ограничивается только работой с художниками. Недавно мы организовали концерт очень талантливого российско-азербайджанского композитора Оксаны Гулиевой с камерным оркестром. Также мы организовываем мероприятия для фотографов. Скоро вот планируется проект «Мечети Азербайджана». Талантливые фотографы могут предоставить свои работы на эту тематику, лучшие из которых будут выставлены в мечети Бейляр. Периодически организовываем творческие вечера для поэтов. Я люблю свою работу, потому что это удовольствие. Здесь играет роль не только прибыль, но и духовное обогащение, спокойствие, гармония. Я зарабатываю, наслаждаясь своей работой. Когда мы договаривались о времени интервью, вы сказали загадочную фразу: «Моя работа начинается на мероприятиях». Что вы делаете на них? Когда мне говорят, что у меня классная работа и по вечерам я развлекаюсь, я отвечаю, что это совсем не так (смеется). Я иду работать. Я договариваюсь о совместных проектах, нахожу партнеров, спонсоров. Делать это в непринужденной обстановке, на мероприятиях с бокалом шампанского в руках, гораздо легче, чем назначать встречу, искать возможность в плотном графике деловых людей, ехать к ним в офис... В течение одного мероприятия я успеваю пообщаться с десятком людей по поводу самых разных проектов. Наверняка вы слышали о нашем экологическом арт-проекте «H.E.Art» (Heath Environment and Art). В начале 2019 года мы начали с ООН этот проект, посвященный программе Sustainable Development Goals (Цели устойчивого развития). «Нет голоду», «нет насилию над женщинами» и далее 17 пунктов... Каждый из пунктов можно разбирать отдельно с культурной точки зрения, но мы решили пойти по другому пути и объединили их. Каждый художник, принявший участие в этом проекте от Arts Council, изобразил на бочке из-под нефти свое видение этих целей. Мы разрисовали использованные бочки и дали им вторую жизнь: посадили в них деревья. Эти бочки являются отходным материалом, вывоз и утилизация которых обходятся недешево. Данный проект создает возможность для их экологического использования и развития креатива. Они позволяют озеленить даже небольшие пространства, привлекают туристов и местных жителей. олько для ООН мы разрисовали около 20 бочек. Кроме того, этот проект идеально подошел для Ичеришехер, так как в заповеднике нельзя копать, а значит и сажать деревья. Теперь мы озеленяем Старый город с помощью растений в этих бочках. Наши художники расписывали бочки во время Экспо в Казахстане, на музыкальном фестивале в Габале... Проект стал очень популярным. Мы стараемся проводить интерактивные мероприятия, а не просто выставки. С посольствами иностранных государств в Азербайджане мы организуем различные workshop-ы. Привезти художника из-за границы обходится очень дорого: оплатить билеты, перевезти картины, оплатить отель, питание и так далее. У большинства посольств нет такого бюджета. Поэтому мы реализуем небольшие проекты, как, например, «Нидерланды глазами азербайджанских художников». Посол встречается с художниками, рассказывает им о своей стране, показывает видеоролики. Потом художники находят в интернете информацию на эту тему. Мы собираемся в Ичеришехер, создаем атмосферу этой страны, и художники пишут картины. Приходят посетители: фотографируются, общаются, наблюдают за созданием картин. Затем вся коллекция отправляется в резиденцию посла, где она выставляется для других официальных лиц. Это хорошая возможность для азербайджанского художника проявить себя. И все-таки: как вы зарабатываете деньги для поддержки художников? Это самый задаваемый мне вопрос (смеется). Основная наша работа – продавать идеи. Мы делаем то, что не делают другие, и продаем это в виде неординарного проекта. Например, те же самые бочки. Этим проектом заинтересовались и организации, и частные компании. Мы выгодно продали им эту идею и продолжаем продавать. А художники получают возможность заработать. Кроме того, я продаю свои картины. Правда, не в Азербайджане (смеется). В мою бытность студентом, в Европе у меня завязались хорошие дружеские отношения, появились покупатели. Конечно, часть заработанных денег я трачу на свою семью и себя, но у меня довольно скромные запросы (смеется). Больше всего мне нравится вкладывать в искусство. ArtsCouncil – не государственная структура, и у нас есть свой бюджет. Допустим, мы организуем десять мероприятий, из которых два могут быть коммерческими. Эти два полностью окупают все остальные социальные проекты. ArtsCouncil считается одной из самых активных организаций в стране: за прошлый год мы провели 43 мероприятия (а это примерно 1 мероприятие в неделю), среди которых были и местные, и зарубежные. Почему бы той или иной компании не выслушать вашу идею и заявить: «Мы все сделаем сами»? Да, уйму моих идей украли, и я уже привык к этому (смеется). Но! Взять бочку, расписать ее, посадить в нее дерево – это не новое изобретение: из этих бочек чего только не делают сейчас. Речь идет о концепции: как красиво, оригинально и индивидуально преподнести ее. А так могут не многие. Когда мы говорим о технологиях и будущем, речь всегда заходит об искусственном интеллекте. Я думаю, что в ближайшем будущем ИИ заменит все. Но единственная вещь, которую он заменить не сможет, - креативность. Какой проект стал для вас особенно важным? Думаю, проекты, связанные с трагедией в Ходжалы, занимают особое место в моей деятельности. Я часто выезжаю за рубеж с выставкой «Крик Ходжалы». Мой отец, художник Назим Мамедов, был не только основоположником азербайджанской мультипликации, но и художником-модернистом. Его коллекция «Ходжалы» посвящена десятилетию трагедии, и он – единственный художник, который посвятил этой теме более 40 картин. Когда ты пишешь картины на такую тему, ты разрушаешь самого себя. Создавая их, отец перенес два инсульта и инфаркт, но писал до последнего. И подарил всю коллекцию государству – эти картины периодически выставляются в национальном Музее искусств. Я написал монографию, посвященную Ходжалинской трагедии. Министерство иностранных дел выкупило все экземпляры и раздало по посольствам Азербайджана во всем мире. Мне было очень приятно. После этого я нашел французского художника Рено Винсента Балтзингера, который написал несколько картин на эту тему, и я привез его коллекцию А Баку. С тех пор он стал постоянным гостем в Азербайджане. Каждый год я выставляю репродукции картин отца и работы художника Рено Балтзингера. В третий визит он привез уже более десяти картин… Это очень важно – рассказывать миру о нашей трагедии через искусство. Сейчас вы базируетесь в ArtTower в Ичеришехер? Это одна из наших галерей. Мы очень тесно сотрудничаем с Ичеришехер и проводим совместные мероприятия и проекты для поддержки креативных людей. Art Tower выступает как культурный центр: у нас есть Школа рисования, арт-йога, кинотеатр, зал для проведения лекций… А также на площадке перед галереей мы еженедельно проводим ярмарки, в которых принимают участие ремесленники с уникальной продукцией. Тем самым мы способствуем их развитию. А что за улица с мастерскими художников? Маленькая улица недалеко от Flame Towers. Когда-то это были правительственные гаражи, которые мы купили и создали там небольшие мастерские художников. Я дышу искусством. Будучи молодым, я хотел зарабатывать больше, а в сфере искусства тогда это было сложно делать. Тогда я ушел в нефтяную сферу и со временем даже занял неплохую должность. Управлял большой нефтяной базой, работал на платформах… Но долго не выдержал и вернулся в искусство. Меня настолько переполняли картины, что за вечер я мог написать две-три. Я всегда любил развлекаться, и по выходным, возвращаясь с культурных мероприятий часов в пять утра, я садился писать картины. Конечно, это были, скорее, эскизы, нежели большие работы. Но тем не менее. Думаю, я не ошибся, выбрав сферу креативной индустрии для бизнеса. И здесь в гаражах нам удается это реализовывать. Как сейчас проходит ваш день? Утро – время, пропитанное креативностью и наполненное продуктивностью. Попадая в мастерскую, я погружаюсь в свою стихию. Ну а вечером, как я уже сказал, хожу по мероприятиям, где обговариваю те или иные деловые вопросы. Сейчас я планирую осуществить множество проектов за пределами Баку, создать инфраструктуру для художников в районах нашей страны. Например, в Гяндже есть Центр Гейдара Алиева, молодежные центры, но галерей, в которых можно проводить выставки, нет. Хотелось бы развивать региональные творческие сообщества, создавать галереи, мастерские, привлечь к ним людей, которым интересно искусство и культурная креативность. ArtsCouncil – это мост между творческими людьми и государством. Креативной индустрии сейчас уделяется большое внимание, что очень радует. Я думаю, что у творческих людей в Азербайджане есть огромный потенциал, который нужно реализовывать не только у нас, но и за рубежом. Культура – это визитная карточка нашей страны, поэтому ее нужно пропагандировать. Кроме того, это прекрасный инструмент для решения определенных проблем. Статья по ссылке: Денежный кофе с Дадашем Мамедовым: "Я зарабатываю, наслаждаясь своей работой" Вам может быть интересно: Денежный кофе с Нигяр Кочарли Денежный кофе с Фахрандой Гасанзаде Денежный кофе с Айсель Гусейновой Денежный кофе с Кенуль Крупчинской Денежный кофе с Мурадом Дадашовым Денежный кофе с Зарой Гусейновой Денежный кофе с Фуадом Ахундовым Денежный кофе с Татьяной Микаиловой Денежный кофе с Тамерланом Вагабовым Денежный кофе с Фуадом Гаджиевым Денежный кофе с Лидией Шестак Денежный кофе с Эльнарой Нахмедовой
  10. Буллинг - одна из основных проблем нашего времени и общества. О ней много говорят и пишут, но еще больше скрывают и терпят. Психолог Лала Мамедова, основатель Бакинской академии НЛП, решила открыть еженедельные психологические группы, где жертвы буллинга смогут найти поддержку и пройти терапию, чтобы изменить свою жизнь. Как давно Вы занимаетесь психологией? Я начала заниматься психологией с 14-15 лет. Тогда у меня было много вопросов, на которые я искала ответы. В мои руки попадали такие книги, как «Скрытое управление человеком» Шейнова. Я перечитала все работы Карнеги и Фрейда. Затем я начала смотреть фильмы. Это увлечение очень помогло мне в жизни: 23 года я работаю педагогом, и мне удается сразу понять, что происходит с ребенком, какая у него проблема и как ее решить. У меня три образования. Первое – художественное (я художник-модельер), потому что мне всегда нравилось рисовать, создавать что-либо. Второе образование я получила принципиально. Когда я вышла замуж, муж заявил, что единственная работа, которую я могу позволить себе, – преподавание. Окончив педагогический факультет, я начала работать в школе и очень много лет посвятила этому. Это были, наверное, одни из лучших лет моей жизни, так как я получала колоссальное удовольствие от работы с детьми. Потом произошла история, которая повергла меня в шок: буллинг среди детей в школе. И тогда я поняла, что мне не хватает профессиональной компетенции. В моем понимании человек без диплома психолога не имеет права консультировать. Я поступила в Московский институт практической психологии и психоанализа для того, чтобы иметь право вести консультации. Мне приходилось несколько раз ездить в Москву, чтобы сдавать экзамены, зачеты и проходить практику. Лекции были в онлайн-режиме. Мне преподавали лучшие педагоги Московской школы психологии – это был бесценный опыт. Затем я начала изучать нейролингвистическое программирование (НЛП), потому что мне были интересны труды Бехтеревой и Черниговской. Сначала я прошла первый курс обучения в Баку, но поняла, что этого мне мало. Я нашла в Москве Высшую школу НЛП и с тех пор обучаюсь в ней. Благодаря тому, что я владею несколькими методиками, определенные проблемы решаются буквально с первой консультации. Если одному пациенту подходит психоанализ, мы работаем в этом направлении. В другом случае может быть более эффективна гештальт-терапия, и тогда мы идем по этому пути. Некоторым помогает гипноз… Применяете ли вы в личной жизни свои методики психологии, гипноза и НЛП? В семье, в общении с детьми… Постоянно. Это уже высший уровень нейролингвистического программирования – там все построено на пресуппозиционных формах и фокусах языка. Фокусы языка – это ключик, который открывает все необходимые двери. Грамотно поставленная речь и индивидуально подобранные слова (исходя из психотипа оппонента) помогают добиться чего угодно. А как определить, к какому психотипу относится тот или иной человек? Легко: по одежде, по походке, по поведению. На тренингах я обучаю, как определить, кто перед тобой. Бывает ли так, что человек кажется не тем, кем он является на самом деле? Нет, не бывает. Выдают жесты, глаза. Просто нужно уметь обращать внимание на определенные моменты. Самая актуальная тема в нашем обществе на данный момент – буллинг. Новостей о насилии над женщинами и детьми становится все больше. Участились убийства в семьях. На ваш взгляд, почему эта проблема так обострилась? Во-первых, пропаганда насилия стала повсеместной. Особенно, посредством кинематографа. Какой самый популярный сериал последнего времени? «Игра престолов» – сериал, целиком и полностью построенный на НЛП, в котором с каждой фразой, с каждой серией людям внедряются установки: «Секс, деньги, власть». Почти в каждой серии присутствует насилие. Среди «топовых» сериалов также числятся «Сумерки». Как сказал один мой ученик после его просмотра: «Каждой девушке нужен парень, а лучше два». «Голодные игры» - что это? Если не ты, то тебя. Именно эти установки откладываются в подсознании зрителей. Максимальная задача сильных мира сего – уничтожить в человеке эмоциональный интеллект, чтобы превратить его в управляемую массу. Когда человек видит слишком много новостей про войну и насилие, он оказывается в состоянии стресса, который затем вымещает на других. При этом эмоциональный стресс уменьшается, а агрессия увеличивается. У кого-то на этом фоне могут развиться болезни, а кто-то может переносить свой гнев на других. А мы хотим сохранить человека, чтобы он не стал биороботом. После того, как человек осознает все основы НЛП, его сознанием уже невозможно манипулировать. Во-вторых, я возьму на себя смелость сказать, что прием наркотических средств тоже имеет большое значение. Их распространение – тоже запланированный процесс превращения общества в массу, уничтожение индивидуальности. Ну и в-третьих, развитие общества пробуждает в женщинах желание освободиться от гнета мужчин. В них тоже растет уровень агрессии. Мужчины, в свою очередь, подавленные стереотипами общества, движимые страхом потерять свои позиции, не находят ничего лучше, чем отвечать на это агрессией. Как часто к вам обращаются клиенты с проблемами буллинга? Очень часто. Ко мне обращаются люди с глубокой депрессией, которые подавляют свой стресс и держат гнев в себе. Около 30% моих клиентов – женщины, которые подвергаются буллингу в семье, около 20% – мужчины и женщины, которые подвергаются буллингу на работе. И определенный процент людей обращается к нам, потому что чувствуют себя нереализованными. Вы – основатель Бакинской академии НЛП. Почему вы решили сделать упор на этой методике? В чем ее преимущество перед остальными? Я хочу, чтобы люди взяли инструменты НЛП и использовали их в качестве защиты от повсеместного буллинга. Самый главный элемент НЛП, который я преподаю на первом же уроке, - пресуппозиция НЛП. В нейролингвистическом программировании есть такой термин, являющийся аксиомой. У каждого человека есть своя личная карта, в которую «записываются» все ситуации, с которыми он сталкивается. После того, как с человеком произошло то или иное событие, у него создается определенная карта мира. Когда в аудитории я говорю: «Конфета», в сознании каждого возникнет своя собственная конфета. Я обучаю людей правильной речи и пониманию того, что у каждого человека есть свой взгляд на мир. Именно тогда можно научиться доносить до других конкретику. Таких пресуппозиций очень много: например, ошибок не существует, есть только опыт. Если у человека что-то не получается, это не означает, что он плохой – в следующий раз он сделает лучше. Тело и разум – части одной системы. Представьте себе, что у вас есть разум, который, как вы думаете, вы контролируете. Однако контроль принадлежит телу: все, что происходит внутри, отражается на теле. Через тело мы приходим к разуму. Сколько времени длятся курсы НЛП? Курс состоит из шести модулей, в каждый из которых входит четыре двухчасовых занятия. В целом, курс занимает 2,5 месяца. Расскажите о конкретных примерах из жизни клиентов, которым НЛП помогло изменить жизнь? Недавно ко мне обратилась девушка, от которой ушел муж, оставив ее с двумя детьми. Оказалось, что они разговаривали на разных языках. Ей хватило мудрости обратиться к психологу: сначала мы отработали ее травмы, а затем она начала обучение НЛП. Увидев, какие ошибки она совершала, девушка смогла измениться, наладить отношения с мужем и восстановить семью. Другая клиентка благодаря психотерапии и работе с психологом нашла в себе силы, напротив, уйти из дома. До этого она сталкивалась с постоянным буллингом в семье, но смогла с этим справиться. Сейчас вместе с детьми она живет в спокойной обстановке и счастлива. Ей всего лишь пришлось «вытащить» детские травмы и заново выстроить свои границы. Люди, прошедшие обучение НЛП, начинают по-другому смотреть на мир. А сколько сеансов требуется для того, чтобы вытащить детские травмы и заново выстроить границы? По-разному. Зависит от сложности травмы. Иногда мне приходится погружать человека в гипноз – тогда достаточно бывает двух-трех сеансов. Порой лечение затягивается на несколько месяцев. Важную роль играет желание человека решить вопрос быстро или постепенно. А случается принимать кардинальные меры? В редких случаях приходится «разрушать» личность человека и выстраивать ее заново. Представьте себе молодую семью, в которой через неделю после свадьбы встает вопрос о разводе. В чем же причина? Важную роль играют установки и менталитет, которые составляют большую часть личности и которые приходится разрушать. Среди ваших клиентов больше женщин? Мужчин тоже достаточно. Принято считать, что женщины плохо переносят развод, но на самом деле, некоторым мужчинам после развода бывает гораздо хуже: они теряются и не знают, что делать дальше. Вы упоминали, что планируете проводить бесплатные психологические занятия для жертв буллинга. Да. Эта идея пришла мне в голову, потому что я считаю, что у нас мало и неправильно говорят о булинге. Новостные ресурсы сообщают нам об убийствах и насилиях, но никто не говорит о том, чем это заканчивается. Мы ежедневно узнаем о том, что муж убил жену или брат сестру, но не слышим о том, какое наказание последовало за этим преступлением. Это может натолкнуть насильников на мысль о безнаказанности и правомерности подобного. А общество в целом заставить еще глубже укрыться в своих страхах и потерять надежду на изменение ситуации. Моя задача заключается в том, чтобы женщины, которые подвергаются насилию, имели возможность выговориться и получить профессиональную помощь. Человек приобретает то, что он излучает – это нужно признать. На моих занятиях у женщин будет возможность освободиться от своих травм и заново выстроить свои границы. После того, как женщина выйдет из позиции жертвы, никому и в голову не придет ее обидеть. А если вдруг такое случится, она сразу даст отпор. Как объяснить фразу «Что излучаешь, то и получаешь» на языке физики и химии? С удовольствием объясню. Все в мире построено на законах физики. Человек состоит из молекул, молекулы – из атомов, атом – из ядра и электронного облака, энергии. Все эти молекулы и атомы взаимодействуют друг с другом. В том числе, с молекулами и атомами других людей. То есть, человек есть энергия, которая несет в себе определенную информацию. И притягивает к себе определенных людей, с определенными моделями поведения, а значит – определенные ситуации. Почему мы начинаем излучать так, а не иначе? За каждым нашим убеждением стоит значимая фигура из детства, и в результате нами управляет то, чего мы не осознаем. Нужно понять, что это за фигура, и взять ее под свой контроль. Ваши тренинги предназначены только для женщин? Мужчины тоже подвергаются буллингу, и в семье, и на работе, однако я считаю, что женщины и мужчины не будут откровенны в разнополой группе. Их придется разделить. Поэтому я начну с женских групп, а затем, в зависимости от запросов, можем организовать и мужские группы. Что вы посоветуете людям, подвергающимся буллингу? Набрать наш номер, а затем прийти к нам. Каждая жертва буллинга имеет право произнести фразу «С меня хватит!» Обратившиеся смогут получить в моем центре не только поддержку, но и терапию. Занятия начнутся в марте - это как раз самый "опасный" период года, когда человек либо выходит из депрессии, либо наоборот глубоко погружается в нее. Самое время дать место положительным изменениям в своей жизни. Я планирую проводить их еженедельно или два раза в месяц. Вход на занятия будет свободный. Почему для вас это так важно? Мне не безразлична судьба моего народа. И всего мира в целом. Куда звонить: +99450 (51) 604 00 08 Где: Баку, улица Гасана Сеидбейли, 16/18, Бакинская академия НЛП Интервью по ссылке: Психолог Лала Мамедова: «Каждая жертва имеет право произнести фразу «С меня хватит!»
  11. Кто не хочет жить, как Меган Маркл? Не просто выйти замуж за принца, но еще увезти его с собой в Канаду и стать причиной появления нового глагола. Разбираемся, что такое "меганмарклить" и в каких ситуациях в Азербайджане (и не только) нужно использовать новое слово. После отказа Гарри и Меган пользоваться благами королевского двора, пользователи соцсетей придумали новый глагол - «to Meghan Markle» ("меганмарклить"). А Ryan Carter даже предложил определение: «меганмарклить — ценить себя и свое психическое здоровье настолько, чтобы выйти из комнаты/ситуации/окружения, где тебя настоящего не принимают или не хотят видеть». В каких же случаях лучше всего незамедлительно меганмарклнуть? Кстати, в азербайджанском сленге есть похожий глагол - аздырнуть. Только в этом случае вам предлагается не самому удалиться, а как-то отвязаться от надоедливых людей. 1. На первом свидании Вы с первых слов поняли, что этот парень - mama uşağı? Или девушка на пятой минуте общения спросила, "когда ваши к нам придут?", потому что иначе родители хотят ее əmi oğluna vermək? Меганмарклите, сверкая пятками! Не забываем, что "меганмарклить" - это, в первую очередь, об уважении к себе. Поэтому вам не нужно ждать окончания скучной беседы или выслушивать то, что приводит в ужас, - зачем тратить драгоценные часы? Лучше меганмарклнуть сразу! 2. В отношениях Ваш молодой человек все время проводит в чайхане с друзьями, а вы ловите его на переписке с другими балашками? Или девушка стала настоящей хаясызкой, постоянно щювянит и вы в дильхоре? Пора собрать волю в кулак и меганмарклнуть. Особенно если скоро вам придется надевать респиратор, чтобы спастись от токсичности. Терпение и труд, конечно, все перетрут. Но уверены ли вы, что оно того стоит? 3. От бывших Бывшие возлюбленные имеют свойство возвращаться, плаксиво вспоминать, как вы, обнявшись, плевали с Девичьей башни, грызли семечки на бульваре, романтично пили вино в Kefli и вообще... Но если после предыдущего пункта вы уже меганмаркнули, стоит довести дело до конца. Вы чувствуете, что будущее с этим человеком не принесет вам желаемого счастья? Меган Маркл чувствовала то же самое, когда расставалась с Букингемским дворцом. 4. На работе Если начальник требует, чтобы за минимальную зарплату вы покоряли Шахдаг, одновременно спасали леопардов в Зангезуре и, поигрывая на таре, приносили бярякят и ежедневную прибыль его ювелирному магазину, предварительно окурив его узерликом, пора последовать примеру бывшей герцогини Сассекской и найти работу, на которой вас оценят по достоинству. Возможно, даже уйти в актеры. 5. От родственников У вас в очередной раз спросили про toy, "бир щей - мищей" или попросили устроить пятиюродного племянника на работу? Меганмаркнуть можно и от надоедливых родственников, которые в Азербайджане любят вмешиваться во все аспекты личной жизни. Но Меган Маркл знает, как их укрощать - в конце концов, она меганмаркнулась от королевской семьи. И не бойтесь никаких гаргышей, просто живите своей жизнью и не впускайте в нее лишних людей. 6. От родителей Этот пункт прямо вытекает из предыдущего. Иногда родители любят нас почти до удушения: желание контролировать жизнь детей и непонимание того, что они уже выросли, приводит к ужасающим последствиям. Вам в очередной раз рассказали про namus-qeyrət из-за того, что вы пришли домой в 9 вечера? Единственная мечта родителей - вывести вас из дома под вагзалы и до тех пор вас заставляют ходить с чатмагашем, потому что camaatın anası-bacısı var? Иногда лучше сесть и хорошенько подумать - возможно, стоит меганмарклнуть от родных на отдельную территорию? 7. От свекрови/тещи В доме мужа свекровь встретила вас словами: "Gəlin evin süpürgəsidir, harada qoydum, orada da durmalıdır"? Ну или все ее действия указывают на это? Меганмарклите прямо с порога. Переезд на отдельную территорию - лучшее решение, если родные хотят держать вас под контролем. Как только отношения с родителями мужа/жены начинают складываться не так, как вам хотелось бы, задумайтесь о том, чтобы меганмарклнуть - даже если они особы королевской крови. 8. От детей Конечно, речь не идет о том, чтобы бросить детей на произвол судьбы. Но не замечали ли вы, что быт потихоньку начинает вас "заедать", а нервов тратится все больше? Иногда нужно взять перерыв и меганмарклнуть на денек. Ничего с вашими gül balası не случится. Наедятся бабушкиной долмы, наиграются с дедушкой в шешбеш или потусят с няней в Мегафане. Посвятите этот день себе любимым, отдохните и запаситесь энергией. 9. От друзей Кто друг, а кто оказался вдруг? Вы поняли, что люди, которых вы зовете друзьями, на самом деле не уважают вас и пытаются фырратнуть при каждом удобном случае? Призывайте всю смелость бывшей герцогини и рвите отношения до того, как они сольют ваши неудачные фото/видео на baku.ws. 10. Из страны Иногда под сменой обстановки стоит понимать нечто глобальное - например, переезд в другую страну. Если вы не видите перспектив в нашей аналогу олмаян стране, и вам было бы комфортнее в заснеженных Альпах, в лесах Танзании или на австралийском побережье (о Китае пока лучше забыть), задумайтесь о том, чтобы в ближайшем будущем изменить место своего обитания. Переехав, например, в Канаду - как Меган. Баку вам ничто не заменит, и вы будете скучать по городу своего детства, как бы хорошо вам ни было за рубежом. Но иногда лучше любить на расстоянии. А вам приходилось меганмарклить? Статья по ссылке: Бакинский словарь: как меганмарклить по-азербайджански Вам может быть интересно: Подслушано в Баку Бакинский словарь IX: о халашках с чатмагашем и балгабагах
  12. В эфире URBAN снова "Денежный кофе". Мы пьем кофе с интересными людьми, которые строят свой бизнес и делятся секретами. Они вдохновляют и заряжают своей энергией. Как наш любимый кофе. По образованию я математик. С детства очень любила книги – начала читать в четыре года, а в шесть уже была записана в несколько детских библиотек. Книги для меня всегда были и есть лучшим способом найти гармонию с собой. Когда я закончила мехмат, единственной возможностью построить карьеру было изучение английского языка. И я выучила его в течение четырех месяцев сама, по книгам. Поставила цель, упорно занималась день и ночь, читала и переводила каждое слово, каждое предложение. Тот багаж, который я за это время приобрела, помог мне устроиться на мою первую работу. Моей первой зарплатой в жизни были 50 долларов, которые казались мне тогда огромными деньгами. На другом этапе карьеры, получив уже 250 долларов, я чувствовала себя миллиардером (смеется). В течение двух-трех лет я сделала неплохую, как мне кажется, карьеру в иностранных компаниях. У меня был прекрасный коллектив и высокая, по тем временам, зарплата. Однако я почему-то не находила себе места: каждое утро вставала и с трудом собиралась на работу. И как вы решили все оставить ради книг? В 2001 году как-то раз мы с подругой пошли гулять по городу. Тогда прямо на Торговой были книжные развалы, где я часто покупала книги. Рассматривая очередную стопку выбранных мною книг, подруга в шутку сказала: «Ты столько денег тратишь на книги!.. Лучше бы ты открыла свой книжный магазин». И эта мысль запала мне в голову. В тот же день я пришла домой, связалась с российскими издательствами и в течение двух-трех следующих недель заключила с ними контракты. Кстати, я недавно обнаружила, что есть такой принцип «72 часов»: если ты хочешь начать что-то новое, то должен сделать первые шаги в этом направлении в течение 72 часов. Это очень важное правило, которого я всегда придерживаюсь. Сколько лет вам было на тот момент? 26 лет. Конечно, я боялась поначалу. Я вообще не люблю рисковать, наверное, поэтому никогда не брала кредит в банке. Первым моим вложением в своё дело стали заработанные кровью и пОтом 600 долларов. Я закупила первую партию книг, распределила по разным точкам продаж в Баку. Старалась действовать максимально аккуратно и не рисковала. Так шесть месяцев я совмещала работу в иностранной компании с моим собственным маленьким, но бизнесом. Потом я поняла, что мне надоело прятаться и убегать в туалет, чтобы там решать вопросы по телефону. И пришла к мысли, что нужно закончить с карьерой в иностранной компании. После этого не было ни одного дня, чтобы я пожалела о своем решении! Как не было ни одного дня, чтобы мама меня не поругала за это (смеется). С ее точки зрения это было худшее решение в моей жизни. Люди того поколения предпочитают стабильную работу со стабильной зарплатой. В самом начале я больше занималась оптовой продажей, а в 2003 году приняла решение, что открою отдельный магазин. И первым стал магазин «Ali & Nino» на Площади Фонтанов, который я очень люблю. Время от времени я задаюсь вопросом, почему бы не сделать в нем ремонт и навести порядок, но потом останавливаю себя: наши покупатели любят его именно таким, немного «потрепанным». К тому же, я много путешествую и давно заметила, что евроремонт в книжном магазине – это не самое лучшее решение. Самые уютные книжные магазины в мире похожи на старые библиотеки. Я очень любила магазин «Ali & Nino», соединенный с кафе, около Театра оперы и балета. К сожалению, этот формат «не пошёл». Подсчитывать ежедневные расходы на листья салата и помидоры – это не моё… В какой-то момент я сказала себе: «Нигяр, ты этим заниматься не будешь». И сосредоточилась на книгах. Я живу своими книжными магазинами. Какие книги были в первой партии книг, которую вы заказали? Вы не поверите, но ту самую первую партию книг так до сих пор и не продали! Я выбирала книги по своему вкусу, а он у меня немного странный. После этого моя команда запретила мне заниматься заказом книг (смеется). Ежегодно мы посещаем все книжные выставки мира, знаем все новинки, тенденции. А если кто-то из менеджеров по продажам не хочет ехать со мной на выставку, я прибегаю к угрозам: «Поехали, а то я там закажу что-то, что мы потом не продадим!» Как вы собирали свою команду? Мне везет с людьми. Я очень горжусь своей большой командой – у меня работает 70 человек. В минуты самокритики я всегда утешаю себя тем, что вокруг меня не зря собрались такие хорошие люди. Моя правая рука – Рена. И мы с ней дополняем друг друга: когда я бываю жесткой, она бывает мягкой, и наоборот. Бизнес, к сожалению, иногда заставляет принимать жесткие и серьезные решения. Для себя я сделала вывод: люди должны подниматься с тобой вместе. Например, я люблю офисную работу, но не могу проводить в офисе больше 2-3 часов. Потом я должна пойти в один из своих магазинов. Не было ни одного дня, чтобы я не драила там полы, не продавала книги. Кстати, книги я продаю ужасно. Но я счастлива общаться с клиентами, объяснять им, показывать книги. Правда, всегда надеваю бейдж стажера, чтобы от меня много не требовали (смеется). В моем офисе нет людей, которые пришли со стороны; всеми делами занимаются те, кто когда-то начинал у нас продавцом. Как-то я прочла про основателя Wal-Mart Сэма Уолтона, который изобрел правило: все его менеджеры обязаны раз в неделю отправляться в магазины. Ведь все реалии этого бизнеса ты осознаешь, когда сам продаешь свой товар. И сейчас у нас сложилась довольно интересная традиция: раз в неделю мы собираем всех администраторов наших магазинов и задаем конкретный вопрос: «Что нам сделать, чтобы улучшить магазин?» Конечно, ответы могут быть глобальными, но в данном случае мне больше нравится стратегия мелких улучшений. Например, подвинуть шкаф или поменять освещение и обратить внимание на то, как это повлияет на продажи. Как-то у нас не продавались наборы открыток «Винни-Пух». Люди просто не видели все открытки в наборе и не понимали, почему они должны их покупать. Кто-то из администраторов предложил распечатать наборы и продавать открытки по одной. И все распродали. А как вы учились бизнесу? Ведь делать бизнес и любить книги – это совершенно разные вещи. Это было сложно. Может быть, это не заметно, но в глубине души я очень чувствительный и жалостливый человек. На ярмарках я иногда начинаю просто бесплатно раздавать книги. Сколько раз я наблюдала картину, как студентки (Медицинского колледжа, например) скидываются, чтобы купить одну книгу на всех. Я знаю, какая у них мизерная стипендия. И что я делаю? Естественно, я беру книгу и дарю им. И они счастливы, и я счастлива. У меня постоянное желание всем раздать, подарить книги. Но моя команда периодически мне напоминает, что это бизнес. 70 человек – это же огромные деньги: зарплата, аренда офиса и магазинов. А значит, огромная ответственность. Как вы справляетесь с психологической нагрузкой? Наверное, звучит пафосно, но что бы я ни делала, я всегда думаю, что несу ответственность за своих сотрудников. Хотелось бы, конечно, чтобы всем им было комфортно, и чтобы они были счастливы. Ежедневно они сталкиваются с огромным количеством проблем. А какими проблемами вы сталкиваетесь ежедневно? Во-первых, я занимаюсь бизнесом в Азербайджане, а это уже проблема (смеется). Во-вторых, я занимаюсь КНИЖНЫМ бизнесом в Азербайджане. И это вдвойне сложно. В-третьих, я – женщина, которая занимается книжным бизнесом в Азербайджане. И, наконец, в-четвертых, много лет назад я приняла решение, что не буду никому и никогда давать взяток. Десять лет назад на меня смотрели, как на психа. Большой оборот товара на таможне вызывал много проблем, и легче было решить все «хёрмятом», но я выстояла. И всех вокруг я призываю поступать так же и менять наше общество к лучшему. Что должно произойти, чтобы вы все-таки дали взятку? Никогда и ни при каких обстоятельствах не дам взятку. Было очень много опасных для меня ситуаций, однако и тогда я ничего не платила «мимо кассы». Я хорошо знаю кодексы и законы, в том числе налоговые и таможенные. Кстати, если не платить взятки и разбираться в законах, жить намного выгоднее, хоть и сложнее. В первое время я сама ходила по всем инстанциям и разбиралась с чиновниками. Однажды из-за меня даже уволили налогового инспектора, который вел нечестную игру. У вас была неприятная история борьбы с конкурентами… Скажу прямо, я приветствую конкуренцию. Но я категорически против нечестных приемов, когда пытаются давить. Наши магазины, например, хотели выжить из торговых центров. Очень хорошая стратегия: есть готовое место, куда люди привыкли приходить за книгами. И ты просто меняешь вывеску. Большинство клиентов на нее даже не взглянет, потому что привыкли ходить в книжный магазин в этом торговом центре, на этот этаж… Перед тем, как записать тот нашумевший видеоролик с обвинениями в адрес конкурентов, я долго вела переговоры и пыталась по-хорошему объяснить, что нельзя строить свой дом, захватив и разрушив тот, что там уже стоит. Постройте рядом! Пусть в одном торговом центре откроется еще пять книжных магазинов – я уверена, что у меня не упадут продажи. И я рада, что меня тогда услышали, и давление на наши магазины прекратилось. Сейчас моя команда работает гораздо лучше благодаря конкурентам, потому что стараемся держать марку, развиваться. А упали книжные продажи в связи с появлением электронных книг? Считается, что новая технология обычно предвещает смерть предыдущим. Когда появились электронные книги, все стали пророчить смерть бумажным. Мне это напомнило историю про кинематограф, когда все говорили, что умрет театр. Но этого не произошло. Специалисты предрекали, что до 2020 года 25% людей перейдет на электронные книги. А после 2020 года снова пойдет спад: люди вернутся к бумажным книгам. Когда появились первые электронные книги, Amazon предложил на них очень низкие цены, поэтому все ломанулись их читать. Вмешался Федеральный департамент по борьбе с монополией и заставил Amazon поднять стоимость книг, поэтому сейчас разница в цене между электронной и бумажной версией не очень большая. Я никогда не замечала паники на книжном рынке по поводу появления электронных книг. Во-первых, всегда есть и будет сегмент детской книги. Во-вторых, как бы банально это ни звучало, бумажную книгу ничто не заменит. Да, огромное количество людей читает книги на электронных носителях. Например, «50 оттенков серого» стала супербестселлером именно благодаря тому, что она есть в электронном формате, потому что читать ее в метро, например, многим было бы стыдно. При этом электронные книги должны быть – я сама в поездках иногда читаю именно их. К сожалению, электронную книгу воспринимают, как бесплатно скаченную с интернета. Во всем мире идет борьба с этим мошенничеством, потому что нужно уважать труд писателя и издателя. Если я читаю книгу с электронного носителя, я обязательно ее покупаю на официальном сайте. Я всегда говорю, что огромная заслуга сети «Ali & Nino» была в том, что вы первыми заказали перевод и печать классической литературы на азербайджанский язык. Несколько поколений детей из азербайджаноязычных семей в свое время остались без книг именно из-за того, что имевшиеся издания были только на кириллице, а дети учились в школе и умели читали только на латинице. А детство без книг – это же трагедия… Я вообще считаю, что в советское время азербайджанскому языку устроили геноцид. Не было почти никакой классики: только пара произведений Толстого и Достоевского. Раньше в нашем большом, как мне казалось, книжном магазине книги на азербайджанском языке занимали буквально полполочки. Сейчас совместно с издательством Qanun мы издаем огромное количество книг на азербайджанском языке. Да, иногда перевод оставляет желать лучшего, но я все равно безумно радуюсь тому, что те или иные книги вышли. «Анна Каренина» была переведена только сейчас, «Тома Сойера» не было на азербайджанском. Я понимаю, что не были переведены современные романы, но почему нет переводов классики? Сейчас продажи книг на азербайджанском языке в нашей сети выросли до 30-35%. И есть еще одна тенденция, которая очень радует: на азербайджанском читают более серьезную литературу. Например, наш бестселлер – книга Sapiens израильского ученого на азербайджанском языке. А что читают азербайджанцы на английском языке? Я давно заметила, что на английском у нас читают, как правило, то же, что и на русском. Кстати, сейчас у нас выросло новое поколение людей, которые смотрели в детстве турецкое телевидение. И они читают на турецком языке. Мы продаем книги на шести языках: помимо названных четырех, еще на немецком и французском. Отследить, на каком языке что читают чаще всего и что модно, очень сложно, но интересно. Нужно следить за тенденциями и уметь угадать, будет ли эта книга востребована. Например, в отличие от России, в Азербайджане «не идут» современные российские авторы. Как вы совмещаете бизнес и детей? Очень плохо (смеется). Это моя больная тема. Где-то я слышала, что в жизни женщины несколько приоритетов: работа, семья, сон и спорт. Никому не удается совмещать сразу все. У меня двое детей: дочке 13 лет, а сынишке – 3 года, и я стараюсь много времени уделять дому. Очень люблю лайфхаки, которые упрощают жизнь. Например, я прочла хорошее правило, согласно которому необходимым домашним делам надо уделять по 15 минут в день. Сейчас я приду домой и 15 минут буду разбирать свой книжный шкаф. А завтра продолжу. Также я много времени посвящаю спорту. Какой у вас распорядок дня? Вот, например, сегодня я проснулась в семь утра. Не добровольно, конечно, а потому, что так решил малыш (смеется). Позавтракала и побежала в офис, передав ребенка няне. Поработала до 11, потом пошла на стретчинг, вернулась в офис и побежала по делам. В перерывах еще заглянула домой. На что вы тратите больше всего денег? Мои собственные потребности минимальные. Сейчас у меня две основные статьи расходов: образование моих детей и путешествия. Раз в два месяца мне обязательно нужно уехать в другую страну. Но и там я стараюсь находить бюджетные варианты. Что заставляет двигаться дальше? Я часто задаю себе этот вопрос. Бывают ситуации, когда мне очень тяжело, например, во время первой девальвации. Но все женщины в нашем роду были очень сильными, и мне кажется, что я с ними духовно общаюсь. В этом моя сила. Мы живем в такое страшное время, когда белое и черное перемешалось. Но внутри каждого человека должны быть какие-то моральные ценности. Для меня мой моральный ориентир – моя мама. Я часто задаю себе вопрос: как бы она поступила в той или иной ситуации? И каждый раз отвечаю сама себе, что моя мама бы в такую ситуацию вообще не попала (смеется). Хочется, чтобы в Азербайджане больше людей занимались бизнесом. Особенно женщины. Сами по себе азербайджанки очень умные, работящие, предприимчивые. Я обожаю работать с женщинами: они очень ответственные, трудолюбивые, и с ними всегда легко. Существует миф, что женщины в нашей стране не читают, но 75% наших покупателей – это именно женщины. Если бы вам нужно было посоветовать всего одну книгу, какую бы вы посоветовали прочесть? Я бы посоветовала любое произведение Чехова. Это мой любимый писатель. У меня часто спрашивают: что будет, когда настанет эра технологий? Зачем в эту эпоху нужны книги? Но люди всегда будут оставаться людьми, жить с людьми и ради людей. Для умения понимать друг друга, сопереживать, чувствовать, любить, ненавидеть, нужна художественная литература. Никто лучше Чехова не описывал тонкости и нюансы человеческой души. Статья по ссылке: Денежный кофе с Нигяр Кочарли: «Не было ни одного дня, чтобы я не драила полы или не продавала книги в одном из своих магазинов» Фото: Руслан Сонин Вам может быть интересно: Денежный кофе с Фахрандой Гасанзаде Денежный кофе с Айсель Гусейновой Денежный кофе с Кенуль Крупчинской Денежный кофе с Мурадом Дадашовым Денежный кофе с Зарой Гусейновой Денежный кофе с Фуадом Ахундовым Денежный кофе с Татьяной Микаиловой Денежный кофе с Тамерланом Вагабовым Денежный кофе с Фуадом Гаджиевым Денежный кофе с Лидией Шестак Денежный кофе с Эльнарой Нахмедовой
  13. Artishok, Azeri Home Chef и НПО - это НЕ проекты. Это ее компания, группа и организация. Каждая из них реализует разные проекты. Artishok может организовывать по 50-100 проектов в год. Так же, как и остальные.
  14. Это компания, группа и организация, которые организуют различные проекты постоянно: мероприятия, конкурсы, фестивали...
  15. В эфире URBAN снова "Денежный кофе". Мы пьем кофе с интересными людьми, которые строят свой бизнес и делятся секретами. Они вдохновляют и заряжают своей энергией. Как наш любимый кофе. Сегодня мы говорим о бизнесе, о том, как ты зарабатываешь деньги... Я и бизнес - это параллельные понятия. Я человек не материальный. Но при этом ты - человек успешный. В чем тогда ты измеряешь успех, если не в деньгах? Я люблю людей и любовь людей ко мне. Мне важно делать что-то для людей. Конечно, я успешна в бизнесе, мне грех жаловаться. Из десяти моих проектов восемь "попадают в яблочко". Но я знаю намного более успешных женщин. Может быть, именно эти восемь выстреливают так удачно, потому что их ты делаешь с любовью? Да, это вообще моя философия по жизни. Я считаю, что нужно или делать с любовью и хорошо, или вообще не делать. Были и есть проекты, которые я делаю только ради денег, но все же понимаю, что это не мой подход. Твой бизнес и начался с того, что ты организовывала свадьбу сестры. Да, это было в 2008 году. Я решила поставить танец на свадьбе под песню Майкла Джексона Thriller, что было неординарным решением для того времени. Сестра сомневалась, но я попросила: «Давай сделаем так, как я хочу. Просто доверься». И свадьба прошла на ура. На сестру посыпались вопросы: все хотели знать, кто организатор. Так все и началось. Мне на тот момент был 31 год. А чем занималась ты до этого времени? Я окончила Медицинский университет. Да, по профессии я врач-педиатр (смеется). Мединститут дал мне многое: у нас были сумасшедший график, очень жесткие требования, самые разные предметы, начиная от латыни и заканчивая политологией. Но уже на последних курсах я сказала родителям: «Даже не мечтайте, что я стану врачом». После окончания университета, мы с родителями пришли к компромиссу: они помогли мне открыть косметологический центр в 2002 году. Я занималась им до 2006 года и весьма успешно. Большинство тех косметологических процедур, которые в моде сейчас, мы делали уже тогда. А потом я родила близнецов и два года провела дома, наслаждаясь материнством. Но у меня всегда было много энергии, и просто сидеть дома продолжительное время я не могла. В 2008 году после организации свадьбы сестры я начала заниматься проведением мероприятий. Мы организовали первую рок-вечеринку с Орханом Мусаевым и группой Meridian, написали первые в Азербайджане сценарии свадеб и торжественных церемоний предложения руки и сердца... Моя сестра Ульвия Гасанзаде много путешествовала и знала, как работает ивент-менеджмент в других странах. Именно она предлагала нам много новинок, привозила интересные идеи из-за рубежа. Получается, твоей компании ArtiShok уже 11 лет. Сколько мероприятий за это время вы провели? Так много, что и не сосчитать. Мы стали «семейными» ивент-менеджерами и занимались всеми праздниками: сначала предложение руки и сердца, потом свадьба, потом празднование дней рожденья детей, всех родственников и так далее. После девальвации, правда, дела пошли на спад, потому что 70% наших доходов идут от частных лиц, которые на какой-то момент перестали организовывать пышные торжества. И тогда мы начали больше заниматься корпоративными мероприятиями, тимбилдингами и так далее. Но мне всегда хотелось придумать что-то «свое». И вот в 2016 году мне пришла в голову идея организовать кулинарный конкурс Azeri Home Chef. Я просто сидела в начале сентября на даче подруги, открыла календарь и увидела, что 20 октября было отмечено, как День кулинара. Ткнула пальцем и сказала: "В этот день и проведем конкурс". И он выстрелил! Все звезды были за меня. В какие бы двери я ни стучала, везде говорили "да". Такие проекты дают мне огромную силу. Я всегда хорошо готовила - мне это помогает снимать стресс. Когда я захожу на кухню, готовка превращается в своеобразную игру: вытаскиваю все продукты из холодильника и начинаю решать сложную задачу, придумывая, что можно из этого приготовить. Мой мозг при этом расслабляется, а стресс проходит. Родные и друзья уже знают, что на кухне я сидеть спокойно не могу. В Azeri Home Chef я воплотила две свои страсти: ивент-менеджмент и кулинарию. В 2017 и 2018 году у меня был творческий перерыв. А летом 2019 года, когда все кулинары упрашивали меня что-нибудь организовать, я открыла страницу в социальной сети Facebook - Azeri Home Chef. С тех пор каждые две недели мы организовываем кулинарные мероприятия. Этой осенью провели 4 конкурса - последний, посвященный хурме, прошел 24 ноября. На Фестивале граната в Гейчае ты недавно провела кулинарный конкурс "Гранатовая симфония". Гранат - один из моих любимых фруктов. Нам очень помогла компания Aznar в проведении этого конкурса. Призовой фонд в тот день составлял 3000 манатов за I место. На суд жюри представили 28 блюд с гранатом. Если честно, я ожидала больше участников, но в тот день около тридцати человек написали мне, что по каким-то мистическим причинам не могут приехать на фестиваль. Видимо, удаленность от Баку и дальняя дорога сыграли свою роль. Когда мы проводим конкурсы в Баку, там бывает ажиотаж. На последнем конкурсе блюд с хурмой было 47 претендентов. А на конкурсе по выпечке хлеба жюри пробовало целых 135 его видов! Кого ты приглашаешь в жюри конкурсов? Конечно, профессиональных шеф-поваров: Намика Мамедова, Эйнура Нагдалиева и Эмиля Чингиза, Зию Шахбазова и многих других. Кроме того, приглашаем молодых экспертов, чтобы они тоже развивались, глядя на коллег. У нас есть свой чат, я обычно пишу туда новость о проведении конкурса, и кто раньше даст согласие, тот и будет судить (смеется). Разница между профессионалом и любителем в том, что профессионал сразу отметает то, что не подходит, уже по виду и запаху. И наше жюри очень профессионально в этом плане. Это тот самый "бизнес с любовью"? Честно говоря, сообщество Azeri Home Chef абсолютно ничего не дает мне в материальном плане. Главная моя цель - продемонстрировать, насколько прекрасна азербайджанская кухня. Я обожаю наши блюда и хочу рассказать о них всему миру: насколько наша кухня разнообразна, насколько все в ней сбалансированно и вкусно. Вторая цель - помогать людям. Иногда начинающие кулинары спрашивают у меня, сколько будет стоит реклама в группе. Но Azeri Home Chef - это площадка для поддержки тех, кто только начинает свой бизнес. Мы только рады помочь и совершенно безвозмездно., во всяком случае, пока об этом не думаю. А третья цель - выявление талантов. На наших фестивалях встречаются такие талантливые кулинары, что поражаются даже именитые шеф-повара. Нас с жюри особенно удивил Фестиваль инжира. Это очень сложный фрукт, из которого не так легко приготовить горячее блюдо. Но на фестивале было около шестидесяти блюд, и из инжира делали такие необычные вещи, что мы, организаторы, смотрели друг на друга, раскрыв рты. В нашей группе уже есть свои звезды. Ну и еще одна моя цель - сделать так, чтобы во всем мире узнали шеф-поваров Азербайджана. Этот конкурс подарил мне абсолютно другой мир, который я до сих пор познаю. Ты очень увлеченно рассказываешь об Azei Home Chef. ArtiShok продолжает свою деятельность без твоего активного участия? Мы, конечно, реализуем проекты Artishok - это главный источник моего дохода. Раньше я контролировала процесс от и до, мне важно было продумать всё до мелочей. Сейчас же я могу пойти на основную встречу, а дальше передать дело моей команде. Девочки работают со мной уже 11 лет, и они настолько хорошо знают мой характер и привычки, что могут выполнять эту работу так, как сделала бы ее я. Именно благодаря Artishok я могу заниматься сообществом Azeri Home Chef абсолютно безвозмездно - это мое хобби и моя отдушина. Кроме того, с 2016 года я являюсь одним из создателей НПО "В поддержку развития туризма и национальной кухни", совместно с Айтен Алиевой и Кямалей Мамедовой. Так что продвижение азербайджанской кухни - это уже моя прямая обязанность. Внутри этого проекта мы провели первый Конгресс шеф-поваров, а потом и Чемпионат шеф-поваров. У вас большая команда? Команда сама по себе не очень большая, но когда бывают большие мероприятия, мы привлекаем наших партнеров. Я всегда говорю, что у меня нет конкурентов, только друзья и коллеги. Event-менеджмент тяжел тем, что ты зависишь от других людей: фотографа, осветителя и так далее. С ними может случиться что угодно, но виноват всегда будешь ты. Иногда ты зависишь даже от необразованных, невоспитанных, неприятных людей, которых в критический момент приходится умолять, чтобы они выполнили свою работу. Ты даже можешь ничего на этом не заработать, но решить проблему, потому что имидж важнее всего. Какие бренды Made in Azerbaijan тебе больше всего нравятся? Мне очень нравится бренд Resm, и я восхищаюсь его создательницей Расминой Гумбатовой. Очень люблю бренд Zagadan и Пусту Бабаеву, которая вкладывает в него всю душу. Люблю бренд Butali и обожаю его создательницу Амину Меликову, которую я считаю очень талантливым человеком. Она возродила украшения наших бабушек, а сейчас занялась производством исфаханской халвы из семян сямяни. Мне нравится работать с Аминой, потому что мы с ней на одной волне - она тоже любит все национальное и хочет продемонстрировать миру азербайджанские традиции. Также мне очень нравится компания AzNar. Ее владелец Фархад Ахмедов возродил старый завод своего деда в 2006 году. Сейчас здесь выпускают наши вина, джемы, варенья и так далее. Недавно начали делать гранатовую водку. Деятельностью AzNar невозможно не восхищаться. Какие правила бизнеса ты выработала за эти 11 лет? Нужно оставаться честным и порядочным человеком несмотря ни на что. Слава Богу, за это время я ни разу не нарушила этого правила. Если в какие-то моменты я чувствовала, что могу потерять свою совесть, я разворачивалась и уходила. А в отношениях с командой? Я отношусь к своим сотрудникам, как к семье. К сожалению, это сработало не со всеми. Но я научилась смотреть на свои разочарования и промахи, как на уроки. Таким людям нужно говорить "спасибо" за то, что они сами ушли, а не держать в душе обиду. Я вообще считаю, что Бог меня очень любит, но при этом очень сильно испытывает. Хотя я знаю людей, которые ничего хорошего не делают, и Он их не испытывает, как меня. Наверное, не любит так сильно, а я у него хожу в любимицах (смеется). Как ты все успеваешь, будучи мамой четверых детей? На самом деле, все легко. У меня свой бизнес, и я могу планировать свой день сама. Я успеваю контролировать и дом, и бизнес. Я жена и мама уже 23 года, готовлю с 19 лет, и всегда стараюсь делать так, чтобы дома было уютно. Я люблю красиво накрыть стол, даже если мы не ждем гостей. Я стараюсь готовить сама и мои дети избалованы хорошей едой. Мои сыновья сейчас учатся за границей, и я постоянно отправляю им посылки с домашней едой. В первую очередь, до мозга костей я - мама. Самый большой подарок, который сделал мне Бог, - это мои четверо детей. Когда мы бываем вместе на каких-то мероприятиях, у меня все спрашивают, как я смогла воспитать их такими хорошими. Что обязательно присутствует в каждом твоем дне? Молитва. Мой день начинается с того, что благодарю Создателя за то, что я жива и здорова, за то, что я родилась и живу в этой прекрасной стране. При этом я - человек, очень далекий от религии. Мне всегда кажется, что если бы был единый Бог, на Земле не было бы никаких войн. Все религии созданы для того, чтобы управлять людьми. Также я постоянно занимаюсь спортом: кроссфит, фитнес , йога... Мне часто делают комплименты по поводу того, как я хорошо я выгляжу, и в этом заслуга спорта. Есть ли у тебя глобальные цели на данный момент? Я поставила цель показать всему миру, как прекрасен Азербайджан. С кулинарной точки зрения, прежде всего. Еще я хочу создать новое министерство и быть его министром (смеется). Не скажу, какое. Пока это секрет. Фото: Руслан Сонин Читайте интервью по ссылке: Денежный кофе с Фахрандой Гасанзаде: "Я поставила цель показать всему миру, как прекрасен Азербайджан" Вам может быть интересно: Денежный кофе с Айсель Гусейновой Денежный кофе с Кенуль Крупчинской Денежный кофе с Мурадом Дадашовым Денежный кофе с Зарой Гусейновой Денежный кофе с Фуадом Ахундовым Денежный кофе с Татьяной Микаиловой Денежный кофе с Тамерланом Вагабовым Денежный кофе с Фуадом Гаджиевым Денежный кофе с Лидией Шестак Денежный кофе с Эльнарой Нахмедовой
  16. Здание вокзала, который ныне чаще всего именуют "вокзал 28 мая" (по названию станции метро), архитекторы восхищенно называли прекрасным образцом национального зодчества. Вплоть до недавней реставрации, в ходе которой львам, украшавшим башню, в буквальном смысле разбили морды. Архитектор Эльчин Алиев, проходя мимо здания вокзала, обнаружил, что в ходе недавней реставрации фигуры львов на башне были разбиты. Вот как было раньше: И вот как стало: Остается только догадываться, какие варвары так поглумились над бедными животными. И, самое главное, абсолютно незаметно для тех, кто принимал отреставрированное здание. Помимо варваров-реставраторов над архитектурным зданием вовсю глумятся владельцы объектов, которых здесь очень много. Конечно, кондиционеры для функционирования объекта необходимы. Хотя портить фасад архитектурного здания абсолютно незаконно... А что за здание вообще? 6 июля 1926 года в Баку была запущена первая в СССР электрифицированная железная дорога - "электричка". Электрическое транспортное сообщение, протяженностью 19 км, соединило центр Баку с поселками Сабунчи и Сураханы. Сама дорога была построена еще в 1880 году, но до 1926 года здесь курсировали только поезда на паровой тяге. И вокзал для этого знаменательного события был отстроен в 1926 году. Архитектор Николай Баев создал яркий образец псевдовосточной архитектуры, украшенный башней с часами. Он стал знаковым местом в столице. Им любовались и всячески гордились. Первый удар по репутации был нанесен этому шедевру архитектуры, когда здесь разместили ресторан быстрого питания KFC и изуродовали фасад корпоративными вывесками. Но скоро, по счастливой случайности или доразумению умных людей, ресторан перенесли в новое здание вокзала. И тут грянула реставрация здания. Хотели как лучше, а получилось, как всегда... Надеемся, что львов восстановят, здание спасут, а за реставрацией архитектурных зданий Баку будут следить гораздо пристальнее. А пока... Лев ушел с вокзала... Статья по ссылке: Как реставраторы испортили вокзал в Баку. И как его допортили арендаторы
  17. Андрея в Баку знают, как креативного фотографа, который снимает экстремальные мероприятия, известных спортсменов и репортажи из путешествий по Азербайджану. Став папой год назад, Андрей думал, что им с женой теперь придется отказаться от поездок по стране, пока сын не подрастет. Но потом они все же решили отправиться в путешествие втроем. Так появился youtube-канал «We Trip Together», в котором Андрей, Виктория и Макс рассказывают и показывают, каково это – ходить в горы с младенцем в рюкзаке. «С рождением ребенка приключения не заканчиваются, - уверены супруги. – Жизнь становится еще интереснее». Кому и как пришла в голову идея путешествовать втроем? Андрей: Я всегда любил путешествовать. А когда купил свою первую машину лет шесть назад – это был старенький внедорожник – начал залезать «повыше» и подальше. Виктория: Когда мы только познакомились, сразу начали выезжать за город. Андрей знал, что я мало где бывала в Азербайджане, и постоянно возил меня в районы, показывал красивые уголки Азербайджана. Сначала мы ездили просто в Дюбянди, к морю. По-моему, самой первой нашей дальней поездкой было путешествие в Лагич. Экстремальные поездки случались? Андрей: Первая экстремальная поездка случилась, когда Макс еще не родился, но уже был с нами (смеется). Вика была с приличным «пузиком». Мы хотели совершить трекинг на Бабадаг, но выпал снег. Поэтому мы отправились в Талистан (Исмайыллы), к крепости Джаваншира. Было довольно скользко, приходилось карабкаться. Виктория: Таким было первое путешествие Макса - еще до рождения (смеется). Андрей, ты осознаешь, какая ответственность на тебе лежит? Одно дело - отвечать в горах за себя, другое - за супругу с маленьким сыном. Андрей: Да, осознаю, конечно. Мы никогда не ходим наугад. Конечно, я не профессиональный альпинист, но мы стараемся выбирать безопасные маршруты. Лет шесть или семь назад я заблудился в Набранском лесу. После этого сразу купил себе навигатор, который до сих пор меня выручает. Я считаю, что очень опасно идти в поход, не сказав никому и не захватив какое-то устройство, которое поможет найти дорогу назад. За сколько времени до первого похода втроем возникла эта идея? Андрей: Когда Максу было полгода, мы с Викой пошли на хайкинг к замерзшему водопаду. Макса оставили дома, с бабушками. И d походе мы увидели иностранцев с малышом, который сидел в специальном рюкзаке. У таких рюкзаков есть «бампер», который защищает ребенка от веток, и козырек от солнца. Рюкзак крепится на бедрах, и на спину нагрузки нет. По возвращению домой заказали такой рюкзак на зарубежном сайте. Опробовали - понравилось. Мне комфортно, Максу тоже. А чем занимается Макс весь поход, сидя у папы за спиной? Андрей: На свежем воздухе он прекрасно спит и ест с большим аппетитом. Ему все прекрасно видно сверху, и он с интересом все разглядывает. Периодически его укачивает от моей равномерной ходьбы, и он засыпает в рюкзаке. В самом начале мы пару раз делали тестовые прогулки: пешком гуляли от дома (мы живем в микрорайонах) до станций метро "Гянджлик" или "Нариманов". Когда мы ходили в поход в Гобустан, его сильно "колбасило" наверху, потому что там мне нужно было лезть, карабкаться, нагибаться. Но он отлично себя вел, только на обратном пути "отрубился" (смеется). Сколько часов или километров он может так просидеть в рюкзаке? Виктория: Зависит от его настроения: например, в последние дни у него лезут зубы, поэтому настроение портится. А так - сидит часами. А есть какие-то особые приемы? Например, перед полетом детям не дают спать, чтобы легче было укачать во время полета... Виктория: Нет, вообще никаких. Андрей, ты, получается, тащишь Макса, палатку, спальники… Андрей: Когда мы идем на один день, палатка нам не нужна. В поход с ночевкой мы впервые отправились с Максом на следующий день после того, как ему исполнился годик - на озеро Гаранохур. Все подготовили заранее: палатку, спальники, теплые вещи... Вес моего рюкзака вместе с Максом составлял 29 килограммов (Макс сейчас весит 11 кг), а у Вики рюкзак весил 11 кг. Это нормальный средний вес для похода. Мы добрались до озера к вечеру, поужинали, полюбовались прекрасным закатом. У Макса было прекрасное настроение. Но потом что-то пошло не так. Сын проснулся и начал плакать. Как объяснил нам врач, у него началась горная болезнь. Нам пришлось быстро собраться и спуститься к машине. Виктория: Но это ни в коем случае не заставило нас изменить свое решение. В походы мы ходить будем в любом случае (смеется). Просто будем ночевать не на высоте. Каков стандартный набор вещей, когда вы ходите с Максом в поход на один день? Виктория: Памперсы, мокрые салфетки, два комплекта запасной одежды. Вода и еда на шесть приемов пищи. Я беру готовую еду в пакетиках, чтобы ничего не разлилось. Печалит только то, что детское питание в пакетиках - это исключительно фрукты, а овощи и мясо бывают только в стеклянных банках. Их мы брать не можем, так как это лишний вес. Все беру с запасом на случай, если мы задержимся. Андрей, а что ты берешь в поход обычно? Андрей: Первым делом, навигатор. Обязательно беру с собой примус, так как есть места, где невозможно развести костер, потому что сыро. Конечно, берем аптечку со всем необходимым. У нас с Викой два спальника, а у Макса есть свой теплый комбезик, потому что спальники его размера я пока в Баку не нашел. Ну и еду, легкую и калорийную: Rollton, тушенку, яйца, консервированную кукурузу... Игрушки берете? Андрей: У нас в машине висит игрушка, которая иногда его отвлекает, но быстро надоедает. С того дня, как я забрал Вику с Максом из роддома, он катается в специальном сиденье - в автолюльке, а потом в автокресле. Мы ездили даже в Грузию, дорога куда занимает 6-7 часов. Сколько часов Макс проводил вне дома во время самого долгого своего похода? Виктория: Когда мы ходили на озеро Гаранохур, почти сутки, наверное. Ну и главный вопрос: зачем вам все это надо? Андрей: Я каждый раз переспрашиваю Вику: «А тебе это точно надо?» (смеется) И что Вика обычно отвечает? Виктория: Куда бы Андрей ни собрался, я согласна ехать с ним. Я за любую идею. Андрей: Во всем виновата любовь к природе, путешествиям. Я не люблю город, хотя не смогу без него жить, конечно. Иногда походы бывают такие, что после них приезжаешь с кучей грязного белья, ссадинами, но при этом с массой новых впечатлений. Многие жалуются, что с детьми сложно. Но я считаю, что не только родителям нужно подстраиваться под ребенка, но и ребенка нужно подстраивать под свой образ жизни. В идеале нужно совмещать интересы. Я всегда был за то, чтобы детей меньше оберегали от холода, жары, экстрима. Чем раньше ты покажешь ребенку мир, тем раньше он поймет, что хочет от жизни. Есть у вас какие-то правила общения с Максом? Виктория: Мы никогда не устраиваем панику, чтобы ни случилось. Поэтому даже когда Макс падает, он не плачет. А вот в Гаранохуре вокруг листья, грязь, ветки. И он, наверное, тянет все это в рот… Виктория: Нет, не тянет. Мы с ним постоянно общаемся, следим за его безопасностью. Как бабушки Макса отнеслись к вашему решению? Виктория: Моя мама спокойна. Просит присылать фотографии, потому что ей тоже интересно посмотреть. Это очень помогает, когда тебя поддерживают близкие. Андрей: Моя мама уже привыкла к моим походам и доверяет мне. Сначала, правда, сильно нервничала, памятуя о подвигах моей молодости. Как-то открывает мама дверь, а я на пороге, повис на плечах у друзей, и обе ноги у меня в гипсе, сломанные. Что делал Андрей? С парашютом прыгал! Мне было тогда 20 лет. А помимо прыжков с парашютом, что было экстремального в твоей жизни? Андрей: Я много чего пробовал, но не скажу, что являюсь сумасшедшим экстремалом, хотя мне нравится снимать спорт и быть в этой атмосфере. Говорят, что первые сорок лет детства мужчины самые сложные (смеется). С парашютом я прыгнул, чтобы попробовать, и не жалею об этом. Именно тогда я познакомился с надежными ребятами, с которыми дружу до сих пор. Потом я понял, что мне больше нравятся «приземистые» виды спорта. Последние два года начал заниматься кайтсерфингом, хотя это сезонный спорт - зимой слишком холодно. Из местных им занимается всего несколько ребят, остальные - иностранцы. Чем вы занимаетесь в обычной жизни, когда не ходите с Максом в походы? Андрей: Я - фотограф. Мне 31 год, и 18 лет из них я фотографирую. Мой отец увлекался фотографией, и у меня очень яркие детские воспоминания об этом. Лет в 13 я купил себе пленочный «Зенит», а после армии - первую цифровую зеркальную камеру. Люблю съемки, связанные с активностью, совмещенные с поездкой на природу: встать в четыре утра, забраться на гору... Я сотрудничаю с ребятами из Грузии, и два года подряд мы снимали рекламу для минеральных вод. Как-то раз поехали на горное озеро и там заночевали. Большая часть актеров из съемочной группы не была подготовлена к такому, а мы с другом с молодости лазали по горам и знаем, как ночевать в палатке. В общем, вся молодежь тусит, и тут как пошел ливень! У меня был дождевик, друг замотал палатку целлофаном на всякий случай, а они кричат, бегают, стоит визг, костер гаснет. Мы быстренько залезли в нашу палатку и сидели довольные, наблюдали. Виктория: Мне 20 лет. Я занимаюсь графическим дизайном, но в данный момент я по бОльшей части - мама (смеется). После того, как Макс родился, я пробую себя в фотографии и помогаю Андрею снимать. А еще у нас с Андреем есть креативный проект - мы делаем оригинальные скейтборды на заказ. Наши работы можно посмотреть на странице @urbanwaveboards. То есть, Андрей заразил тебя и хайкингом, и фотографией, и скейтбордингом? Виктория: Мне всегда хотелось фотографировать, а после знакомства с Андреем я поняла, что это знак и нужно заниматься фотографией профессионально. Остальное - наши общие увлечения. И это замечательно. Какие у вас ближайшие планы? Андрей: Снять еще несколько выпусков для канала "We Trip Together" с нашими походами по интересным местам Азербайджана. В планах у нас и Грузия, куда мы поедем в ближайшее время. И потихоньку будем выбираться в места подальше. Кстати, в мае, когда Макс уже подрастет, мы планируем пойти на Пик Гейдара Алиева. Представьте себе идеальную картинку вашей семьи через двадцать лет. Что вы делаете? Где вы? Где Макс? Андрей: На самом деле, я не хочу так надолго загадывать. Сейчас мы занимаемся тем, что нам нравится, а через двадцать лет… Не могу пожелать Максу, чтобы он стал фотографом, потому что хочу, чтобы он стал тем, кем захочет. Главное, чтобы он был хорошим человеком, а остальное уже приложится. Я считаю, что родители не должны навязывать ребенку что-то, а должны показывать возможности и быть примером. Вот сейчас мне хочется показать Максу, что есть на свете много интересного. Виктория: Главное, чтобы Макс нашел себя, и любой его выбор мы поддержим. Следите за приключениями Макса и его родителей на канале youtube We Trip Together, а также на страницах в социальной сети Instagram - @wetripstogether и @extrmax. Интервью по ссылке: Андрей и Виктория: «Мы уже обошли втроем Гобустан, озера Гаранохур и Маралгель...»
  18. Для детей слово "война" не раскрывает всего своего ужаса, пока не приходит к самому дому и не стучит в дверь. Как она постучала в 1992 году в двери шушинских мальчишек и девчонок. Мне тогда было 10 лет, и что такое война, я не знала. Слышала, но не понимала ни хмурых лиц, ни грустных разговоров. "Они взяли Шушу!" Представлял ли кто-то из моих сумгайытских или бакинских сверстников тогда, как это происходило? Шушинские дети представляли. Я осознала случившееся, лишь когда летним днем к нам пришел мамин выпускник, участник обороны Шуши. Для меня он раньше был просто Вугаром, который в довоенное время таскал меня на плечах, играл со мной в лапту и угощал конфетами. Летом 1992 года это был убитый горем мужчина. "Мы ни за что не отдали бы Шушу сами! Она неприступна!" - эти слова Вугара я запомнила на всю жизнь. И на всю жизнь они определили мое отношение к этой войне. Несправедливой, предательской, победа в которой заключалась не в том, кто сильнее, смелее и справедливее... Шуша была основана тюркским правителем Панах Али-ханом в середине XVIII века, как крепость для защиты Карабахского ханства. Российский документ еще середины XVIII века сообщает: "Крепчайшее по местоположению селение здесь Шуша". Не прошло и года после строительства новой крепости, как на Карабахское ханство напал Мухаммед Гасан-хан, один из главных претендентов на шахский престол в Персии. Не решившись (!) на осаду сильной крепости, Каджар со своими войсками целый месяц простоял вдали от Шуши, в местности Хатун-архи, ибо «не смог с таким крупным войском даже приблизиться (!) к окрестностям крепости». Во время Русско-персидской войны 1826-1828 малочисленный гарнизон Шуши под начальством полковника Реутта около 40 дней (!) героически сопротивлялся иранской армии Аббаса-Мирзы, при которой был и бывший хан Карабаха Мехти-хан. И как же так случилось, что армянская армия смогла занять неприступную Шушинскую крепость всего за 2 дня? Вопрос риторический, ибо ответ на него и так ясен. Победа тогда была игрушкой в руках людей, для которых Шуша ничего не значила... Они просто отдали ее тому, кому было выгодней. Войска получили приказ отступить и им пришлось подчиниться. Это для нашего народа Шуша была сердцем, которое до сих пор находится в руках захватчиков и постоянно болит. Сильнее или слабее, тихо ноет или громко стучит... Но никогда не сможет успокоиться, пока не вернется на эти земли азербайджанский народ. Сухая статистика рассказывает лишь о том, что в боях за оборону Шуши 195 наших соотечественников стали шехидами, 165 человек были ранены, 58 человек захвачены в плен и взяты в заложники. В результате оккупации Шушинского района 23 156 азербайджанцев были изгнаны из своих мест постоянного проживания. В 10 лет сложно оценить масштабы этих цифр. Но за каждой из единиц стоит человеческая жизнь, боль и тоска по родному дому. А еще надежда вернуться... И стихи, которые в тот день сами легли на бумагу: - Мой друг, посмотри, как весна хороша! - Почему ж так болит и ноет душа? Почему так тяжко, тоскливо мне? - Да потому, что Шуша в огне. В огне Ходжалы и в огне Агдам. И эхо взрывов гремит по горам. Я жизнь свою, кровь по капле отдам. Но землю врагам - никогда. Пусть кровью алеют прекрасные маки на месте боев. Пусть снова звучит нежный саз под крышами наших домов Пусть дети обнимут своих отцов, матерей... Пусть будет так и поскорей. Статья по ссылке: "Мы ни за что не отдали бы Шушу сами! Она неприступна!"
×
×
  • Create New...
Наши цены на рекламу