Jump to content

URBAN.az

Members
  • Content Count

    78
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

63 Neutral

About URBAN.az

  • Rank
    Advanced Member

Profile Information

  • Gender
    Male
  • From
    Azerbaijan

Recent Profile Visitors

The recent visitors block is disabled and is not being shown to other users.

  1. Конфликт в отныне известном не только среди молодежи кинотеатре Salaam Cinema еще не завершен. Создатели всеми силами пытаются защитить старое здание, в котором находился кинотеатр, и сохранить его историю. Что случилось? В чем заключается ваша роль в истории Salaam Cinema? Играр: Я - просто участник проекта. Изначально были лишь двое - фотограф Илькин Гусейнов и режиссер Лейла Гафарова, которые являются создателями Salaam Cinema. На данный момент в нашей команде десять ребят, которые регулярно здесь бывают, а со 2 мая и ночуют, чтобы помешать снести это архитектурное здание. Расскажите о создании кинотеатра. Лейли: Как-то, проезжая мимо бывшего кинотеатра "Тебриз", которого, увы, больше нет, я подумала: "Это прекрасно! В нашем городе еще остались старые кинотеатры!" Однако большим разочарованием стало осознание того, что они уже не функционируют. Придя домой, я в интернете нашла архивы советского времени, в котором были указаны все кинотеатры Баку. Более 90% из них уже не существуют. И мы с мужем, Илькином Гусейновым, решили восполнить этот пробел. Нашли кинотеатр Vətən, с маленьким салоном для просмотра фильмов и большим - с “чайханой” и столами для игр в пинг-понг и бильярд. Заплатив 20 манат за аренду всего помещения на один вечер, мы решили поэкспериментировать и пригласить сюда людей. На первый показ пришли пять человек. Но вскоре и кинотеатр Vətən прекратил свое существование. В этом году, после закрытия кинотеатра Çıxış, мы решили арендовать место, чтобы превратить его в некое арт-пространство. Чисто случайно, зайдя в молоканский молельный дом, решили остаться здесь. Нашли представителя владельца здания, подписали контракт и заплатили 2 500 манатов сразу за полгода - до июня включительно. Больше 9 000 манатов у нас еще ушло на ремонт и обустройство кинотеатра. Мы хотели сделать это место популярным, чтобы люди узнали и полюбили его так, как мы. Ведь только так можно его защитить. Играр: Это историческое здание, молитвенный дом, принадлежавший молоканской общине, стало неким домом и для создателей кинотеатра, и для его посетителей. Мы стремимся привлечь внимание к местным фильмам, документальным картинам, арт-проектам и образовательным семинарам. Почему Salaam Cinema? Мы вдохновились идеей иранского режиссера, Мохсена Махмальбафа, снявшего фильм с таким же название. Фильм имел большой успех на родине и повлиял на дальнейшую историю местного кинематографа. Вся сила заключалась в сценах, где режиссер манипулировал пятью тысячами людей, пришедших на кастинг, жаждущих славы, и далее записывал реакцию толпы на камеру. Кто ваши постоянные посетители? Играр: Основная часть - молодежь. Зачастую сюда приходят не только посмотреть фильм или принять участие в тренинге, а чтобы увидеть это историческое здание. Наша команда сумела дать новую жизнь этому месту. Мы безгранично благодарны всем, кто приходит поддержать нас! Именно поэтому мы сейчас так боремся за сохранение этого здания. Что конкретно здесь произошло 6 мая? Лейли: Здесь был просто "дурдом". Изначально в тот день мы проводили мастер-класс голландского режиссера Роберта Ромбаута, который делился тонкостями написания сценариев и создания документальных фильмов. И вдруг в здании погас свет. Начали заходить какие-то люди и выгонять нас оттуда. Один из рабочих сломал нашу мебель и сорвал занавеси. Нанес удары некоторым из наших ребят, тянул за волосы моего мужа, оскорблял девушек. Но наши ребята сумели вывести его из здания, а дальше полиция увела рабочих. Было очень много разных людей. Назвавшийся владельцем обвинял нас в том, что мы плохие мусульмане. Были даже те, кто удивлялся тому, почему мы решили показывать фильмы здесь, вместо обычного просмотра на Youtube каналах. Я пыталась объяснить им, что здесь мы показываем старые азербайджанские фильмы, стремимся сохранить нашу культуру и знакомить нашу молодежь с кинолентами, которых они ранее не видели. Ведь это так интересно - смотреть кино на большом экране вместе со всеми, а после устраивать дискуссии. После появились сотрудники İcra Hakimiyyəti и пытались нас выгнать, ссылаясь на то, что находиться в здании опасно. В ответ мы попросили предоставить экспертное заключение. Нам его не предоставили. И мы решили ночевать в здании, чтобы помешать его снести. Представьте, как нам было стыдно перед этим голландским режиссером? Он был шокирован! Ссылаясь на общепринятую гостеприимность нашей страны, я извинялась за такой беспорядок. Но он, как и многие, старался нам помочь. Знакомые и незнакомые люди приносили нам еду, воду и мешки для ночлега, чтобы как-то нас поддержать и внести свой вклад в спасение здания. Какой у вас сейчас план? Лейли: Мы хотим сохранить нашу историю и передать ее своим детям. Мы хотим сберечь историю нашей толерантности, которой очень гордимся! Вот и все. Ничего сверхъестественного в этом нет. Почему это место? Молокане, которые вынуждены были покинуть родину за нежелание принимать учение православной церкви, в 1834 году пришли на нашу землю, где им не нужно было прятаться или скрываться. Это прекрасная история, в которой показана вся либеральность нашей страны! И сейчас историческое здание, где они молились, хотят уничтожить. Мы с нетерпением ждем указа о защите здания. Это единственное, чего мы пытаемся добиться! Будьте с нами! Мы все - единое целое! И что теперь? О здании написала на своей странице в Instagram первый вице-президент Азербайджана Мехрибан Алиева: "Государственная служба по охране, развитию и восстановлению культурного наследия при Министерстве культуры взяла под контроль здание, в котором размещен кинотеатр Salaam Cinema Baku, - сообщил пресс-секретарь службы Фариз Гусейнов. - Если здание включат в список исторических памятников, оно будет охраняться государством и работы по сносу в здании проводиться не будут". А пока создатели Salaam Cinema ночуют в здании, организуют уборку внутреннего дворика и по-прежнему проводят там мероприятия. Страница на Facebook Адрес: улица Сулеймана Рустама, 10 Часы работы: с 11:00 до 21:00 Контактный номер: +99451 334 48 24 Статья по ссылке: История Salaam Cinema: "Владелец обвинял нас в том, что мы плохие мусульмане..."
  2. Редакция журнала Urban встретилась с семьей шехида Самира Качаева. "Хоть за окном май, но в нашем доме всегда январь…", - этими словами встретила нас мать героя Амина Качаева. "Мам, представь, что меня тоже кто-то так раздавит, как этих муравьёв. Тебе же будет больно, их маме тоже больно…" "Мой сын родился в начале марта 1994 года в селе Чухурюрд, Шамахы. В тот день светило яркое солнце, которое согревало всё вокруг. Вся природа возрождалась после зимы. Он был вторым ребёнком в семье. Кроме него у нас есть дочь, Сабина. Брат и сестра очень сильно любили друг друга, помогали друг другу во всём. В детстве Самир был немного неспокойным ребёнком, проказничал, но со временем сильно изменился, стал тихим, серьезным. Каким еще он был? Добрым, чутким, заботливым. Он очень любил природу. Просыпался раньше всех, уходил в сторону гор и нарывал букет свежих, душистых цветов - чтобы поставить на стол во время завтрака. А теперь мы носим цветы ему на могилу... Знаете, как больно смотреть на то, как вянут цветы на его могиле, как их уничтожает мороз, жара, ветер. Цветы должны стоять в вазе, дома. Но я же не виновата, что мой сын не дома, а в сырой могиле… Самир очень любил животных. Еще малышом он просил меня не убивать муравьёв, когда я мыла полы. Говорил, что их тоже создал Бог, как и нас. "Мам, представь, что меня тоже кто-то так раздавит, как этих муравьёв. Тебе же будет больно, их маме тоже больно…" Так обычно он говорил… В школе тоже он был одним из лучших, послушных учеников. Усердно выполнял домашнее задание, любил читать, интересовался историей, культурой Азербайджана, смотрел телепередачи про Карабах и наших национальных героев. Особенно ему хотелось побывать в Шуше. Ему было больно смотреть сюжеты про разрушенный армянами Карабах. - Цветы, которые он посадил, цветут, глаз радуют, а моего мальчика нет. Почему он стал скульптором? Его талант раскрылся еще в детстве. Муж как-то купил Самиру пластилин, и он слепил из него Микки Мауса, и так реалистично... Мы сначала не поверили, муж смешал пластилин, но Самир снова слепил из него такую же фигурку. Любое дело у него получалось: и учеба, и искусство, и в хозяйстве он был самым лучшим помощником папы. Пас овец, собирал сено, овёс, пшеницу. Цветы, которые он посадил, цветут, глаз радуют, а моего мальчика нет. Он так заботливо относился ко всему, что его окружает. Ко всему и ко всем… Мы потеряли свою опору, своё будущее. Самир понимал, что платное обучение наша семья не потянет и очень старался поступить на бесплатный факультет. Как он радовался, как он радовался, когда поступил в Академию искусств… Вот вспоминаю те моменты нашей жизни, на душе так тепло, радостно становится. Но за радостью приходит тоска и цепкими руками хватает за горло: понимание того, что наше солнце навсегда ушло. Годы учебы в вузе были самыми плодотворными для него. Самир жил в Баку у своей тети, приезжал домой только на праздники. Он так тепло отзывался о своих педагогах, сокурсниках. Самир усердно работал: приходил раньше всех в Академию и уходил позже всех, словно чувствовал, что немного ему отмерено жизни, и должен успеть как можно больше. В университете у Самира было много друзей, каждый месяц они навещают его могилу. Среди друзей он был обручем, который заряжает позитивом и не даёт сломаться в минуты отчаяния. За год до этого мне приснился нехороший сон. Утром я позвонила своему сыну, попросила его быть осторожней, беречь себя. Мы не знали, что он готовится поступать в магистратуру, узнали после его поступления. Вот такой сюрприз нам сделал наш сын. У него были грандиозные планы: учиться, стать одним из лучших скульпторов в мире, возводить новые памятники… "Даже выходя на пять минут, прощайтесь так, словно расстаётесь навсегда". Ушёл, и так и не вернулся. Летом он отправился в армию; его часть находилась близко к границе. Было нелегко, но Самир никогда не жаловался, а мне говорил, что стать шехидом - самая большая честь. Словно готовил нас… После его смерти приходили командиры и сослуживцы. Они рассказывали про то, каким хорошим, организованным солдатом он был. Его уважали все. В ноябре 2015 года Самир занял второе место на конкурсе по скульптуре в рамках проекта фонда «Толерантная азербайджанская молодёжь». Хоть он и проходил воинскую службу, Самира отпустили на награждение. В последний раз Самир пришёл домой в марте 2016, он взял отпуск на свой день рождения - 6 марта. Я так и не узнала, какое желание он загадал, задувая свечи на своем торте, на своём последнем торте. 8 марта он поехал в Баку, увидеть педагогов и друзей с академии. Мне потом рассказали, что он до последнего дня работал над портретом одной девушки, наказал друзьям сохранить всё до его возвращения. Когда уходил, сказал: "Даже выходя на пять минут, прощайтесь так, словно расстаётесь навсегда". Ушёл, и так и не вернулся... никогда не вернётся. - Во дворе май, один из самых красивых месяцев, но в доме у нас январь. В ночь, когда моего сына не стало, я не могла уснуть, сердце болело и бешено колотилось. Говорят, сердце матери чувствует беду… А наутро нам сообщили, что Самира нет. В день похорон шёл снег, небо плакало над нашим мальчиком. В тот год весна не пришла в наши края… Раньше в село Мельхем приезжали увидеть дом, где снимали фильм "Bəyin oğurlanması", а теперь приезжают на могилу моего сына. Не только его друзья и знакомые, но депутаты, журналисты, студенты, обычные люди. При поддержке Xalq Bank, была организована выставка и презентация художественного альбома "Самир Качаев. Скульптура" с его работами. Спасибо им за увековечивание памяти моего сына. Вот прошло три года с того дня, но легче не становится ни мне, ни его отцу, ни его сестре. У Самира есть племянница, она растёт без него, без своего доброго, ласкового дяди. Во дворе май, один из самых красивых месяцев, но в доме у нас январь. Это очень больно - терять своего ребёнка, особенно в таком молодом возрасте, но я горжусь им. Горжусь тем, что он погиб за свою Родину, за её территориальную целостность. Он удостоен медали «За отвагу». Мы - верующие люди, и знаем, что шехиды одними из первых войдут в рай. Они находятся на самой высокой ступени мироздания. Наш сын в раю". На могиле Самира Качаева установлен памятник работы его друга, молодого преподавателя Азербайджанской государственной художественной академии, Рахиба Гараева. Статья по ссылке: Мать шехида Самира Качаева: "Особенно ему хотелось побывать в Шуше. Говорил, что стать шехидом - самая большая честь"
  3. Это официальный список погибших. Ходили слухи, что их больше. Но доказательств нет.
  4. Для детей слово "война" не раскрывает всего своего ужаса, пока не приходит к самому дому и не стучит в дверь. Как она постучала в 1992 году в двери шушинских мальчишек и девчонок. Мне тогда было 10 лет, и что такое война, я не знала. Слышала, но не понимала ни хмурых лиц, ни грустных разговоров. "Они взяли Шушу!" Представлял ли кто-то из моих сумгайытских или бакинских сверстников тогда, как это происходило? Шушинские дети представляли. Я осознала случившееся, лишь когда летним днем к нам пришел мамин выпускник, участник обороны Шуши. Для меня он раньше был просто Вугаром, который в довоенное время таскал меня на плечах, играл со мной в лапту и угощал конфетами. Летом 1992 года это был убитый горем мужчина. "Мы ни за что не отдали бы Шушу сами! Она неприступна!" - эти слова Вугара я запомнила на всю жизнь. И на всю жизнь они определили мое отношение к этой войне. Несправедливой, предательской, победа в которой заключалась не в том, кто сильнее, смелее и справедливее... Шуша была основана тюркским правителем Панах Али-ханом в середине XVIII века, как крепость для защиты Карабахского ханства. Российский документ еще середины XVIII века сообщает: "Крепчайшее по местоположению селение здесь Шуша". Не прошло и года после строительства новой крепости, как на Карабахское ханство напал Мухаммед Гасан-хан, один из главных претендентов на шахский престол в Персии. Не решившись (!) на осаду сильной крепости, Каджар со своими войсками целый месяц простоял вдали от Шуши, в местности Хатун-архи, ибо «не смог с таким крупным войском даже приблизиться (!) к окрестностям крепости». Во время Русско-персидской войны 1826-1828 малочисленный гарнизон Шуши под начальством полковника Реутта около 40 дней (!) героически сопротивлялся иранской армии Аббаса-Мирзы, при которой был и бывший хан Карабаха Мехти-хан. И как же так случилось, что армянская армия смогла занять неприступную Шушинскую крепость всего за 2 дня? Вопрос риторический, ибо ответ на него и так ясен. Победа тогда была игрушкой в руках людей, для которых Шуша ничего не значила... Они просто отдали ее тому, кому было выгодней. Войска получили приказ отступить и им пришлось подчиниться. Это для нашего народа Шуша была сердцем, которое до сих пор находится в руках захватчиков и постоянно болит. Сильнее или слабее, тихо ноет или громко стучит... Но никогда не сможет успокоиться, пока не вернется на эти земли азербайджанский народ. Сухая статистика рассказывает лишь о том, что в боях за оборону Шуши 195 наших соотечественников стали шехидами, 165 человек были ранены, 58 человек захвачены в плен и взяты в заложники. В результате оккупации Шушинского района 23 156 азербайджанцев были изгнаны из своих мест постоянного проживания. В 10 лет сложно оценить масштабы этих цифр. Но за каждой из единиц стоит человеческая жизнь, боль и тоска по родному дому. А еще надежда вернуться... И стихи, которые в тот день сами легли на бумагу: - Мой друг, посмотри, как весна хороша! - Почему ж так болит и ноет душа? Почему так тяжко, тоскливо мне? - Да потому, что Шуша в огне. В огне Ходжалы и в огне Агдам. И эхо взрывов гремит по горам. Я жизнь свою, кровь по капле отдам. Но землю врагам - никогда. Пусть кровью алеют прекрасные маки на месте боев. Пусть снова звучит нежный саз под крышами наших домов Пусть дети обнимут своих отцов, матерей... Пусть будет так и поскорей. Статья по ссылке: "Мы ни за что не отдали бы Шушу сами! Она неприступна!"
  5. Личное мнение выражают в блогах. В статьях либо отражают факты, либо, как в интервью, слова интервьюированного.
  6. В Бакинском Доме фотографии состоялся вечер памяти известного джазмена Рафика Бабаева, автора джазовых композиций, пьес, песен, многочисленных аранжировок народных песен, музыки более чем к двадцати кинофильмам. Он погиб 19 марта 1994 года в результате теракта в бакинском метро. Его дочь, Фариза Бабаева, актриса, музыковед и публицист, начала исследовать его творчество уже после смерти народного артиста. И создала монографию "Рафик Бабаев: от темы к импровизу" (в соавторстве с доктором искусствоведения Рауфом Фархадовым). "Я осознала, что сделала это не ради папы. Я сделала это для себя, чтобы ответить на собственные вопросы", - рассказывает Фариза. Этим вопросом я задалась лет через пять после его смерти. Собственно, когда прошел шок от самой потери. Удивительное состояние прострации, когда из жизни ушел человек, который освещал все вокруг. Был центром притяжения для семьи, друзей, музыки и родного города. Солнца вдруг не стало. Спустя некоторое время меня стал мучать вопрос: а что осталось? Внезапно обнаружилось, что ничего толком не сохранилось. Ни записей, ни видео... Он не любил хранить что-то дома. Это был его стиль жизни. Ему было свойственно совершать открытия для себя, своей музыки и быть в процессе. Он всегда бежал вперед. Тогда, взяв диктофон, я отправилась к его друзьям и родственникам собирать о нем интервью. В их рассказах были сплошные эмоции, слезы и мало информации. Поэтому я пустилась на поиски по архивам, газетам. Собирала буквально по крупицам информацию о его творчестве. Когда набралось огромное количество материала, мама вдруг сделала мне невероятный подарок - достала папины письма. Она долго держала и хранила их в секрете, как свое сокровище. Это были записи и дневники, которые он посылал ей со своих гастролей. В нашей семье было стыдно говорить о своих достижениях. Я отчетливо помню, что испытывала ощущение неловкости на концертах, когда аплодировали моему отцу, и это же ощущение я испытываю сейчас, когда аплодируют мне в театре. Ментальность, скромность, глупость - называйте, как хотите, но это факт. Творчество папы я начала исследовать лишь после его смерти. Хотя, что стоило бы при жизни подойти и просто спросить? Теперь уже многое осталось за семью печатями... Многие знают его музыку. Его музыкальная деятельность - лишь верхушка айсберга. А там, под слышимой «верхушкой», колоссальная глыба, которая складывалась из каждодневного труда, поездок, общения и различных ситуаций. Для вечера памяти отца в Бакинском Доме фотографии я собрала его письма, высказывания, музыку, фотографии и объединила эти мгновения прошлого в мозаику-картину, проявившую нам новый необычный образ Рафика Бабаева. В ней виден и Рафик-литератор, и Рафик-юморист, и Рафик, тонко чувствующий мгновенные ситуации и, самое главное, понимающий коллектив, как единый организм. Именно так он понимал и всю музыкальную культуру Азербайджана и всегда стремился узнать больше, нырнуть вглубь: работал со всеми музыкантами, объединял классику с современными направлениями, возможности гармонии в азербайджанской народной музыке, монодийной по своей природе. В одноголосии мугама он слышал звучание целого мира. И хотел донести это звучание до людей. Мне кажется, музыкальную культуру Азербайджана он понимал в этой самой структуре «айсберга». Говорят: "Рафик Бабаев? Allah rəhmət eləsin". И тут же вспомнится песня Əlvida (азерб. "прощай" - ред.). Это лишь крохотный кусочек, внутри которого невероятная мощь. Мне хотелось бы, чтобы люди умели докапываться до сути. Родители - музыканты, практически все родственники по отцовской линии - музыканты. Путь был один - в музыку. В то время в городе была единственная школа 11-летка - специальная музыкальная школа имени Бюль-Бюля. Пока все счастливые дети занимались до полудня, мы, “бюльбюлевцы”, до вечера корпели над гаммами. И очень хотелось на велосипеде кататься и спортом заняться, но музыкантам нужно было беречь руки. Все шло само по себе, без каких-либо неожиданностей. Пока штиль не сменили резкие изменения после внезапной кончины отца. Многое пришлось пересмотреть, передумать в себе. Изменилось самосознание. Его уход стал новой точкой отсчета. Я наткнулась на вырезку, а точнее кусочек из французской газеты. Это были дни культуры Азербайджана во Франции. На изображении были музыканты из папиного коллектива и квартета Qaya. До последнего момента, я не обращала внимания на еще одну фотографию в этой же газетной вырезке. Буквально несколько дней назад, собирая материалы к мероприятию, заметила нечто знакомое. Это было фото из поныне идущего спектакля Бакинского Театра марионеток «Аршин Мал Алан», в котором я в настоящее время принимаю участие в качестве актрисы. Тогда, в 1990 году я училась в школе, а спектакль уже шел. И я даже не предполагала, что судьба занесет меня в театр. Вот круг и замкнулся. Мне удобнее ощущать себя частью целого, чем создавать это целое и руководить им. Тут есть еще и наша восточная ментальность. Женщине не просто быть первой. Счастливые женщины - художники. Они солисты, и над ними никого нет. А в личной жизни я, скорее, режиссер. Игра в притяжение - мое самое большое увлечение по жизни. Я растворяюсь во всем, что находит во мне эмоциональный отклик, что заставляет расти в неизвестном направлении и выходить за пределы себя - музыкальное ли это произведение, художественное или литературное, человек ли это или просто сумасбродная идея. Как игрок, не терплю указаний и потому могу уйти "со скучного бала", когда мне заблагорассудится. При этом осознавая, какими негативными могут быть последствия. Нужно уметь закрывать скучную книгу. И хочется, чтобы оно умело копаться не только в интернете, а собирать пазлы истории, из которых получается само понятие нашей культуры. Закончив свое исследование об отце, я осознала, что сделала это не ради него. Я сделала это для себя, чтобы ответить на собственные вопросы: "А что же у меня от него осталось? И кто же я сама?" Этот многолетний путь раскрыл мне глаза на то, как можно использовать свой опыт. Например, полученные знания в музыке использовать в танце или в театре. Меня вдохновляет наша молодежь. Я обожаю современное поколение за их пытливость. Смелость - это то, чего не было в моем юношестве. Ей просто не было места. Надо было казаться положительным примером для своих соотечественников. А здесь такая отвага, безудержная, иногда бездумная. Но сама революция - она восхищает. Рядом с молодым поколением я чувствую себя тем самым тинэйджером, который постоянно открывает для себя что-то новое. Вы все - мои герои. На самом деле, я много чего в жизни перепробовала. И в данный момент не могу остановиться. Все детские мечты удалось воплотить спустя десятилетия. И даже мечта об изобразительном искусстве сбылась недавно. Потому что нельзя, живя с художником, не начать творить. Не знаю, что произойдет через 20 лет… Может окажусь на космодроме? В одном я уверена точно - все еще впереди! Интервью по ссылке: Дочь бакинского джазмена: "Я осознала, что сделала это не ради папы. Я сделала это для себя"
  7. Овации здесь вообще ни при чем. Речь идет о Вашем сарказме по отношению к честности ответов героини интервью. И "минусы" в ответ на Ваш сарказм - это наше мнение :)
  8. 1. Есть разница между ошибками и опечатками. 2. Раз Вы читатель, то не Вам судить, что есть моветон и словесный мусор :) Оставьте это тем, кто не допускает 100 ошибок в текстах ;)
  9. Сложно удержаться от соблазна и не ответить той же монетой :) "Журналисткий" талант, видимо, у Вас :) И, да, Вас никто не обязывает читать "серые" интервью. Есть лучше? Читайте их.
  10. Любое бездоказательное мнение, основанное на собственных стереотипах и комплексах - Вы забыли уточнить ;)
  11. Это же, наверное, так приятно: найти единственную опечатку в статье из 2800 слов и блеснуть ослоумием ;)
  12. В эфире URBAN снова «Денежный кофе». Мы пьем кофе с людьми, которые строят свой бизнес в Азербайджане, и узнаем их секреты. Они вдохновляют и делятся своей энергией. Как наш любимый кофе. - В 18 лет девочки обычно мечтают о принцах. А вы в этом возрасте начали свой бизнес, со стартовым капиталом в $200. Как так? Мне хотелось финансовой независимости. Сложно говорить о свободе выбора, когда финансово зависишь от родителей. Я с 6 до 16 лет занималась профессиональными балльными танцами. Мы были пятикратными чемпионами республики, ездили на чемпионаты мира. Впервые я поехала в Грузию на соревнования в 8 лет и поняла, как это круто! Но каждый раз мне приходилось просить разрешения, зависеть от того, дадут ли мне родители денег… Мама у меня современная, а папа консервативный. Они оба – юристы. А среди наших родственников много врачей. Поэтому предполагалось, что я пойду либо по юридической, либо по медицинской линии. Но мне хотелось иметь дело с чем-то позитивным. Обычно к юристам обращаются, когда что-то идет не так. И к врачам тоже идут с болячками. При всем моем уважении к людям этих профессий, я хотела, чтобы ко мне люди приходили в счастливые моменты своей жизни. - Помните день, когда решились начать? Это было так: «Хочу делать бизнес. Что у меня есть для этого? Есть двести баксов, которые я скопила из карманных денег. Что знаю? Знаю, как выгодно покупать платья онлайн». Всё. На магазин денег нет, значит, откроем страницу на Facebook. Заклепали логотип и начали. Тогда онлайн-шопинг только развивался, и я поймала волну. В результате, сейчас у нас на Instagram около 350 тысяч подписчиков. На Facebook – 120 тысяч. С первого дня у меня была своя команда – моя младшая сестра, подруги, знакомые… Причем, несмотря на то, что на первом этапе я никому не платила, у нас был серьезный отбор: сначала обычное интервью, потом групповое интервью, затем 2 недели проверки… - Что вы смогли сделать на $200? - Этого мне хватило на создание логотипа и покупку 1-2 платьев. Поначалу мы работали на заказ. Заказчики платили 50% от суммы, мы добавляли свои деньги, заказывали товар, получали оставшуюся сумму. У нас изначально сложились очень хорошие отношения с клиентами, многие были довольны покупками, советовали нас своим знакомым. И клиентов становилось все больше. До сегодняшнего дня в ALZA не было никаких инвестиций извне. Все началось с тех 200 долларов. Я зарабатывала и вновь инвестировала всю прибыль. Уже через год мы сняли маленький офис недалеко от Русского Драматического Театра. Там мы принимали заказы. Еще спустя год мы сняли двухэтажный объект – на втором этаже был салон красоты, на первом был собственно магазин. Однако, вскоре я сосредоточила внимание только на магазине. Каждый должен заниматься тем, что ему нравится. - Не было страхов: вдруг вы не сможете платить за офис, выдавать зарплату своим сотрудникам?.. - Были, конечно, но я старалась действовать максимально аккуратно. К тому времени у нас уже было немало заказов. - Как вы строили бизнес без опыта работы и образования? - На самом деле, многое делалось интуитивно. Много читала, анализировала рынок, находила выгодных поставщиков. Изначально мы никогда не демпинговали, не играли на стоимости платьев, а больше уделяли внимание качеству и сервису. И тогда, и сегодня рынок перенасыщен дешевым, некачественным товаром, от чего страдает в первую очередь клиент. Многому я научилась в международной молодежной организации AIESEC. Я была ее первым локальным президентом. Тема предпринимательства там была очень актуальной. Ну и к тому времени я уже поступила на экономический факультет. Мне были интересны бизнес-процессы: выстраивание бизнеса с нуля, создание команды… И все получилось ALZA работает уже восьмой год, что очень хорошо для любого бизнеса. Мы открыли в прошлом году отдельно свадебный бутик – Milana Gelinlik. Значительно увеличили площадь. Как только кто-то из наших «соседей» освобождает территорию, мы сразу «пробиваем стеночку» и захватываем территорию. - Боролись с соблазном заказать множество платьев себе, а не другим? - Большое количество заказов я делала на свой вкус. Потом, прислушиваясь к клиентам, мы стали ориентироваться на спрос. У нас в магазине есть платья, которые лично я никогда бы не надела, но клиентам они очень нравятся. А есть такие платья, от которых я без ума, но особым спросом они не пользуются. Если изначально я опиралась на собственный вкус, то сейчас – на вкус клиента. В самом начале, когда бизнес только начинался, примерно 30% платьев оставались непроданными. Со временем, когда мы поняли, что является популярным среди покупателей, платья стали раскупаться все до единого. Сейчас многие решения о покупках я принимаю с командой. Они работают в зале, общаются с клиентами и лучше понимают спрос. - Было ли у вас платье, настолько роскошное, что не хотелось с ним расставаться? - Я никогда не привязывалась к платьям, которые продавала. Я привязалась к людям, к нашей команде, которые вместе со мной вкладывали в этот бизнес свою энергию, свои силы. Не больно расстаться с платьем, больнее пережить уход кого-то из сотрудников, особенно, если «нехорошо» уходят. Например, ты относишься к людям, как к родным, таскаешь им апельсинчики, если заболеют, а они кидают тебя на пару манатов. - Вам самой приходилось постоянно находиться в магазине? - Да, поначалу. Мне нужно было общаться с коллективом, с клиентами, чтобы знать какие решения принимать в дальнейшем. Правда, я часто убегала в кофейни (смеется). Мне важно иметь свое пространство, чтобы сосредоточиться на планировании. - Что больше всего вас удивляло в клиентах? - Были разные периоды. Мы популяризировали такое направление, как аренда вечерних платьев. Раньше у нас было 80% продаж, 20% аренды. Мы постепенно приучали аудиторию к тому, что аренда вечерних платьев – это удобно и выгодно. И когда мы говорили: «Это хорошо для экологии, так как платья не висят тяжелым грузом у вас в шкафу после пары выходов, а получают вторую жизнь», - никто не реагировал. Зато когда мы писали: «Это дешевле. Можно вместо покупки одного платья, взять в аренду два, и у вас в Instagram будет много фотографий в разных красивых платьишках», - тогда все получалось (смеется). - Были тяжелые времена? - Тяжелым стал тот момент, когда началась девальвация. Платья – не хлеб, не товар первой необходимости. Конечно, люди первым делом начинали экономить на них. Прибыль снизилась. А практически все мои сотрудницы – основные «кормильцы» в своих семьях. Приходилось задумываться о сокращении, но как? Мне тогда было 22-23 года, а я несла ответственность за 15 семей. Мы много совещались тогда и в результате никого не уволили. Сделали упор на экономичность аренды платьев, что, в принципе, обернулось для нас удачей. После этого мне уже ничего не страшно (смеется). - А не хотелось все бросить и сказать: «Я девочка, я не хочу ничего решать!»? - До сих пор периодически хочется (смеется). Прибегаю к мужу и «прошусь на ручки». Занимаясь бизнесом, важно опираться на то, чего ты хочешь, что тебе нравится, а не на то, что навязано обществом. Если начинать бизнес, делая акцент на то, что популярно среди других людей, дело долго не протянет. Нужно иметь желание и интерес, в первую очередь. Нужна дисциплина и выносливость. Но не нужно думать, что у успешных людей мотивация всегда на высоком уровне. Вследствие этого популярного заблуждения и возникают проблемы в бизнесе. Со стороны молодым бизнесменам кажется: если я занимаюсь любимым делом, то постоянно горю им, и на каждом шагу у меня розы цветут и единорожки скачут. И в моменты, когда они сталкиваются с трудностями, им кажется, что всё не так и не туда. Да, это твое любимое дело. Но по-любому бывают моменты усталости, когда думаешь: «Да к черту все это!» Сейчас модно заявлять: «Хочу свой бизнес. Неохота сидеть с 9 до 6 на работе». С одной стороны, бизнес – это действительно свобода. А с другой стороны, ты «включен» в него 24 / 7. Если ты работаешь на другого, в 6 часов вечера ты выключаешь свой компьютер и уходишь домой. А у собственника бизнеса это так не работает. Мне даже во сне снятся пути решения проблем (смеется). - Есть в команде сотрудники старше вас? Cложно, наверное, управлять людьми, которые старше, когда тебе всего восемнадцать? - Почти все мои сотрудники старше меня. Раньше было сложно. Огромную роль играет то, насколько ты в себе уверен, как ты себя преподносишь. Тяжело было не только с моими сотрудниками. Я же общалась и с сотрудниками налоговых служб, и с представителями санинспекции. Вначале они вообще на меня никак не реагировали, просили позвать директора или отца. И только поняв, что я не «чайник», меняли отношение. В процессе общения даже было заметно, что у людей появлялось ко мне некое восхищение и уважение. - Вас недавно включили в список Forbes. Но не как владелицу бутиков, а как создательницу социального бизнеса WoWoman. Что это такое? - WoWoman - это образовательная платформа для женщин. Я слишком часто слышала это слово – «невозможно». «Невозможно начать свой бизнес в Азербайджане, будучи девушкой, без «папика» за спиной…» «Невозможно в 18 лет делать то, что ты хочешь…» И так далее. Мне очень хотелось, чтобы другие девушки в нашей стране, которые желают начать свой бизнес, узнав мою историю, воодушевились и осознали, что это возможно. Мне тоже было нелегко. Я тоже ссорилась с родителями. Но я смогла, а значит, смогут и другие. И мне хотелось помочь девушкам сделать первые шаги. Так я начала новый проект WoWoman, инвестировав в него прибыль из ALZA. Мы провели более 250 тренингов, мероприятий, начиная от мотивационных тренингов и заканчивая конкретными семинарами. Был запущен IT-проект для девушек, курсы по предпринимательству – 90% на бесплатной основе. Сейчас мы открыли центр W-Space, где есть зона для тренингов, для отдыха, для работы, детская комната, где можно оставить ребенка. У нас есть кабинет психолога. Мы делали опрос среди 2 000 женщин. И 98% из них сказали, что хотели бы посетить психолога, но лишь 15% из них когда-либо посещали его. В W-Space есть место и для работы, и для того, чтобы просто попить кофе и почитать книгу. Кстати, там есть место и для мужчин. Очень часто мужчины просят нас «допустить» их на тот или иной тренинг, ибо эта тема им тоже интересна. Но, безусловно, мероприятия исключительно для женщин будут. Есть темы, на которые комфортно высказываться только в женской аудитории. Так что ждем всех в нашем центре. W-Space находится в AF Mall, и там практически ежедневно проходят интересные тренинги. - Сколько женщин прошло через WoWoman? - Более 8 000 женщин прошло через наши офлайн курсы. Еще мы много проводим вебинаров в группе в Facebook, где состоит примерно 25 000 женщин, многие из которых не живут в Баку, а в других регионах, и это очень круто. Мы стараемся записывать все наши мероприятия, чтобы охватить больше людей. Сейчас я больше уделяю WoWoman, чем ALZA. Уже два года, как бутиком занимается моя сестра. Хотя только с прошлого года мы начали привлекать спонсоров. До этого проект был абсолютно социальным. У нас же всегда все работает наоборот. Сначала ты получаешь мировое признание: Forbes тебя выделил, Facebook в сотку лучших взял, а уже потом тебя замечают «свои». - А бутики без вас работают так же хорошо? - Я изначально выстраивала систему так, чтобы бизнес работал без меня. Даже моя сестра работала сначала продавцом, и только когда она доказала, что заслуживает этого, я сделала ее администратором, а потом директором магазина. У нас все по-честному (смеется). Но мы и ее уже тоже перетягиваем на WoWoman. - Что вы советуете женщинам? - Как бы банально ни звучало, но советую любить себя. Каждый понимает это по-своему и делает из этого свой собственный вывод. Советую инвестировать в свое образование, саморазвитие, в свое время. Важно понять, что нужно как можно больше стараться ради себя, а не ради других. - Как складывались ваши отношения с Forbes, как вы смогли туда попасть? - На самом деле, никаких отношений не было (смеется). Там система такая: если твой проект заметили, тебя номинируют без твоей заявки, а уже после отбора тебе присылают письмо с анкетой, которую надо заполнить для дальнейшего отбора. Никто не знает, как происходит этот отбор. И всё. Анкету я заполнила и забыла. А потом я получила письмо от Forbes о включении меня в их список. Кстати, мои друзья узнали об этом раньше меня и начали поздравлять, когда я еще и письмо не прочла. А заметили меня, я думаю, на Гаагском саммите, где я выступала в качестве спикера. Там было 1800 человек со всего мира, включая сосоздателя Twitter, королеву Нидерландов, бывшего президента Ирландии и многих других. Вот чтобы попасть на саммит в качестве делегата, я отправляла заявку сама. Но они, прочитав о проекте WoWoman, предложили мне стать спикером. У меня было 5 минут, чтобы рассказать свою историю и историю проекта. На самом деле, чем меньше времени, тем сложнее сделать так, чтобы в конце тебя проводили овациями (смеется). Мне удалось. Когда у меня спрашивают, что является секретом моего успеха, я из раза в раз отвечаю, что нет никакого секрета. Нужно много работать и много общаться, как с теми, кто старше (не по возрасту, а по опыту), так и с молодежью, чтобы знать, о чем они думают, что для них важно. Если ты открыт для людей, то и они тебе открываются. И, конечно, нужно идти к цели, несмотря ни на что. Были случаи, когда мне отказывали. Например, когда я создавала WoWoman, пыталась получить гранты, так как это социальный проект, но не смогла. Но это меня не остановило, и я решила вкладываться в него сама. - Допускаете ли вы мысль, что в будущем вы можете пойти работать на кого-то? - Меня часто приглашали на работу в различные компании, но я никогда не соглашалась. Пару лет назад у меня была мысль о том, чтобы пойти работать в какую-то крупную корпорацию. Я испытывала нехватку опыта в работе с большим количеством сотрудников. Меня звали в Amazon. Но после долгих раздумий я решила, что подумаю об этом, когда реально будет такая необходимость. Если появится какой-то мега-интересный проект, который будет длиться не слишком долго, я, наверное, соглашусь. Но никогда не говори «никогда». Только глупый человек никогда не меняет своего мнения. Мне надо довести WoWoman до такого же стабильного состояния, как ALZA, и тогда заняться чем-то третьим. - Какой у вас график? - График… очень нестабильный. Когда у меня спрашивают: «Где ты живешь?», - я отвечаю, что живу в самолетах. Мой муж живет в Киеве, вся моя работа сосредоточена в Баку, все обучающие программы – в Америке. Ко всему прочему, я очень люблю путешествовать. Мы часто летаем в Европу, в Азию. В соответствии с тем, где я нахожусь, меняется и график. Обычно в первой половине дня у меня много встреч, работа с командой. Сейчас я много времени провожу в Баку только из-за открытия W-Space, а обычно я работаю удаленно. За 7 лет у меня так и не появилось своего места в офисе – я по-прежнему работаю в кофешопах (смеется). Но при таком графике необходима дисциплина. Бывают дни, когда хочется не вылезать из постели, а поваляться и посмотреть мультфильмы. - И что вы тогда делаете? - Валяюсь и смотрю мультфильмы (смеется). Если нет ничего срочного, конечно. Отдых – тоже важная часть работы. У меня был опыт выгорания. Как раз когда я только начинала, спала по 3-4 часа в день… Сейчас если я свои положенные 7 часов в сутки не сплю, я не человек. - Вам всего 26 лет. Как вы успели уже и бизнес построить, и замуж выйти? - На самом деле, одно другому не мешает. Для меня муж – это поддержка. Он тоже ведет свой бизнес, поэтому мы стараемся максимально поддерживать друг друга. Мне кажется, без поддержки очень сложно. Мой муж – мой партнер, который помогает, вдохновляет, иногда останавливает, чтобы передохнуть. - Как все будет складываться через 20 лет? - Хороший вопрос. Никто не знает, что будет в ближайшем будущем. Сейчас даже стратегию компании не выстраивают на 5 лет. Если все будет складываться идеально, то я очень хочу, чтобы у меня был домик на берегу океана. Хочу белый дом… не тот Белый дом, а просто дом белого цвета (смеется). Эта идея у меня появилась, когда мы отдыхали с мужем на Бали. Раньше я неодобрительно смотрела на всех, кто переезжает туда. «Вот эти лентяи…» Но сейчас я их понимаю. Там очень спокойно, позитивно. Совсем другие ценности. Но это будет позже. Сейчас у меня активный период в жизни. А вот годика через два я хочу побольше покоя. Хотя мне никто не верит (смеется). Статья по ссылке: Денежный кофе с Зарой Гусейновой: "Я слишком часто слышала это слово – невозможно" Вам может быть интересно: Денежный кофе с Фуадом Ахундовым Денежный кофе с Татьяной Микаиловой Денежный кофе с Тамерланом Вагабовым Денежный кофе с Фуадом Гаджиевым Денежный кофе с Лидией Шестак Денежный кофе с Эльнарой Нахмедовой
×
×
  • Create New...